Августин Аврелий. Творения. Том 1. Об истинной религии

Августин Аврелий. Творения. Т.1. Об истинной религии. Изд. 2-е. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 2000. С.742

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) - величайший из отцов древней Церкви (doctores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. Многогранности дарований и масштабу личности Блаженного Августина вполне согтветствует общее количество написанных им сочинений - 93 в 232 книгах. В данном томе представлены ранние и по преимуществу философские работы святого отца. Приведены также обширный философско-догматический трактат «Об истинной религии (против манихеев)» и знаменитая, ошеломляющая «Исповедь». В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и к превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

OCR
— И желал бы согласиться, — отвечал Навигий, —
да боюсь, чтобы ты не вывел заключение, что блажен
еще только ищущий, в особенности же тот академик,
который вчера назван был хотя простонародным и не
совсем латинским, но, как мне кажется, очень метким
словом "припадочный". Ибо я не могу сказать, чтобы Бог
был неприязнен к человеку, который Бога ищет, а раз
так, то значит Он будет к нему милостив, а тот, к кому
Он милостив, тот и блажен. Следовательно, блаженным
будет и тот, кто ищет. А всякий ищущий еще не имеет
того, чего желает. Следовательно, блаженным будет и тот
человек, который не имеет того, чего желает; а это всем
нам показалось вчера нелепостью и мы подумали было,
что мрак академиков рассеян. И потому Лиценций вос-
торжествует над нами, а мне, как благоразумный врач,
пропишет припарки и клистиры за те сладости, что я так
безрассудно ел во вред своему здоровью.
Когда при этих словах даже мать улыбнулась, Тригеций
сказал:
— Я не согласен с тем, чтобы Бог непременно относился
с неприязнью к тому, к кому Он не милостив; думаю,
есть нечто среднее.
— Однако же, — отвечал я ему, — ты соглашаешься,
что этот средний человек, к коему Бог ни милостив, ни
неприязнен, имеет Бога?
Когда он медлил с ответом, мать сказала:
— Одно дело иметь Бога, другое — не быть без Бога.
— Что же лучше, — спросил я, — иметь Бога или
не быть без Бога?
— Насколько я понимаю, — отвечала она, — мое
мнение таково: кто живет хорошо, тот имеет Бога милос-
тивого, а кто худо, тот имеет Бога, но неприязненного.
А кто только ищет Бога и не нашел еще, тот не имеет
Его ни милостивого, ни неприязненного; но и он — не
без Бога.
— Не таково ли, — спросил я всех, — и ваше мнение?
Все согласились.
— Тогда скажите, не представляется ли вам, что Бог
милостив к тому человеку, которого он благодетельствует?
102