Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Науцио-атеастачесаая
библиотека
П
Иисуса раскрывается через чудеса и знамения, а не
через осуществление пророчеств, что принципиально
отличает Евангелие от Петра — при всем сходстве
использованных фактических деталей — от произве-
дений Нового завета. Так, в Евангелии от Марка
после слов о том, что Иисуса распяли между раз-
бойниками, дано пояснение: «и сбылось слово Пи-
сания: «и к злодеям причтен»» (15.28); в Евангелии
от Иоанна и деление одежд Иисуса по жребию,
и слова его «жажду» связаны с исполнением Писа-
ния (19.24,29). А в «Деяниях апостолов» Петр, го-
воря об Иисусе, подчеркивает, что «о нем все про-
роки свидетельствуют, что всякий верующий в него
получит прощение грехов именем Его» (10.43).
«Подлинность» чудес в Евангелии от Петра под-
черкивается и тем, что повествование ведется от
первого лица, что не свойственно авторам канони-
ческих евангелий 17. Характерно, что на всем пpoтя^
жении сохранившегося текста автор нигде не упо-
требляет имя Иисуса, но только «Господь», и даже
мертвое тело — это тело. «Господа»; тем самым текст
сакрализуется, читающие и слушающие этот текст
должны были осознавать, что, каким бы мукам и
унижениям ни подвергли Иисуса, он все время —
Господь; и противопоставление описания издева-
тельств толпы и стражников настойчиво повторяе-
мому слову «Господь» создает ощущение напряжен-
ности и грядущего возмездия. Этой же цели служит
и то, что первый день недели — день воскресения —
назван «днем господним», как его стали впоследствии
называть христиане — еще до рассказа о воскре-
сении. Поверивший в Иисуса злодей называет его
спасителем людей, хотя акт спасения — искупитель-
ная смерть Христа — еще не произошел 18. Но истин-
но верующие познали это своей верой, в то время
как виновники его смерти не желают верить, даже
когда само воскресение происходит на их глазах.
Это противопоставление подводит нас ко второй
теме, тесно переплетенной с первой,— теме вины.
Может быть, отказ от ссылок на Писание определен
не только нежеланием связывать христианское учение
с иудейским, как полагают те, кто видят в отрывке
антииудейскую направленность, но прежде всего стрем-