Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Научно-атснстичсская
библиотека
272
животных в мире, имеющих форму человека. Когда
он познает их, свиньям он бросит желуди, скотине
он бросит ячмень и солому и траву, собакам он бро-
сит кости, рабам он даст всходы, детям он даст со-
вершенное» (119). «Состояние души каждого» —
вот единственно удовлетворяющий автора признак,
который может быть положен в основу деления лю-
дей.
Другими словами, речь идет о познании, о том,
в какой степени человек совершенен по гностическим
мерилам. Это принцип некоего разделения и связи
людей, социальность особого рода, социальность
познающих.
Познание, составляющее сам стержень миро-
понимания, отраженного в евангелии, изменение бы-
тия через познание, бытие, сводимое в конце концов
к познанию,— все это социально значимо, ибо имеет
следствием и определенный модус поведения чело-
века в обществе, и решение, пусть даже с переводом
в другую плоскость, некоторых социальных проблем.
Сколь бы образным ни был язык апокрифа, но среди
многих смыслов разве не различим один, реальный,
в словах, заключающих поистине апокалиптические
видения финала: «Но когда это явится, тогда свет
совершенный распространится на каждого. И все,
кто в нем, получат помазание. Тогда рабы будут сво-
бодными и выкуплены будут пленные» (125)?
Путь жизни, действительно рассчитанный на
индивидуальные усилия человека, субъективно вос-
принимался и объективно был чем-то большим, не-
жели сугубо частное дело каждого. Субъективно, ибо
с познанием менялось все, хотя и в единственной,
только с данным человеком связанной форме: «Если
некто становится сыном чертога брачного, он полу-
чит свет. Если некто не получит его в этих местах,
он не сможет получить его в том месте. Того, кто по-
лучит свет сей, не увидят и не смогут схватить. И ни-
кто не сможет мучить такого (человека), даже если
он обитает в мире, а также, когда он уходит из мира.
Он уже получил истину в образах. Мир стал эоном,
ибо зон для него — плерома. И он таков: он открыт
ему одному, он не скрыт в зле и ночи, но скрыт в дне
совершенном и свете священном» (127). Объективно