Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Научно-атеистическая
библиотека
270
мере приближаются к образам: «Но истина породила
имена в мире из-за того, что нельзя познать ее без
имен. Истина едина, она является множеством, и
(так) ради нас, чтобы обучить нас этому единству
посредством любви через множество» (12).
Верный себе, автор апокрифа оттеняет и другое
свойство имен: «Имена, которые даны вещам земным,
заключают великое заблуждение, ибо они отвлекают
сердце от того, что прочно, к тому, что не прочно, и
тот, кто слышит (слово) «Бог», не постигает того,
что прочно, но постигает то, что не прочно. Также
подобным образом (в словах) «Отец», и «Сын», и
«Дух святой», и «жизнь», и «свет», и «воскресение»,
и «церковь», [и] во всех остальных не постигают того,
что прочно, но постигают то, что не прочно, [разве
только] познали то, что прочно. [Имена, которые были]
услышаны, существуют в мире [для обмана. Если бы
они были] в зоне, их и день не называли бы в мире
и не полагали бы среди вещей земных. Они имеют
конец в зоне» (11).
В именах заключена большая сила (13). Их
значение велико, что естественно для миропонимания,
в котором познание столь явственно тяготеет к тому,
чтобы быть приравненным к бытию.
Пожалуй, теперь проясняется и еще одна осо-
бенность текстов. Она бросается в глаза читателю
с первых же фраз евангелия, но о ней уместно упо-
мянуть именно тут. И «мир» и «царствие» часто опи-
сываются в одних и тех же терминах (3, 4, 23, 24
и др.). Это — не словесная бедность, а своеобразное
выражение того, о чем только что шла речь. С одной
стороны, жизнь, истина, свет присущи лишь «царст-
вию», с другой — их образы, их некое слабое подо-
бие знает и «мир». И потому слова одни и те же, но
прямое указание в тексте («Одна — Эхамоф, а дру-
гая — Эхмоф. Эхамоф — просто мудрость. Эхмоф —
мудрость смерти, которая есть мудрость смерти, та,
которая познала смерть, та, которая называется малой
мудростью» — 39; «...огонь — это помазание, свет —
это огонь. Я не говорю об этом огне, у которого нет
формы, но об ином, форма которого бела, который
является светом прекрасным и который дает красо-
ту» — 66; ср. также 103—104), или настораживающая