Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Научно-атеистическая
библиотека
268
истина подобна незнанию: сокрытая, она покоится в
самой себе, но, когда она открывается (и) познается,
ее прославляют. Насколько могущественнее она не-
знания и заблуждения! Она дает свободу. Логос
сказал: Если вы познаете истину, истина сделает вас
свободными. Незнание — это рабство. Знание — это
свобода. Если мы познаем истину, мы найдем плоды
истины в нас самих. Если мы соединимся с ней, она
воспримет нашу плерому» (123).
Путь перехода от одного уровня бытия к другому
мыслится в апокрифе как процесс познания — откро-
вения. Бытие оказывается знанием (истинным или
ложным), знание — бытием: «Невозможно, чтобы
некто видел что-либо из вечного, если он не станет
подобным этому. В истине не так, как с человеком,
который в мире: этот видит солнце, хотя он не солнце,
и он видит небо, землю и другие предметы, не будучи
всем этим. Но ты увидел нечто в том месте — ты стал
им. Ты увидел Дух — ты стал Духом. Ты увидел Хри-
ста — ты стал Христом. Ты увидел [Отца — ты] станешь
Отцом. Поэтому в [этом месте] ты видишь каждую
вещь, и [ты не видишь] себя одного. Видишь же ты
себя в том [месте]. Ибо [ты станешь] тем, что ты ви-
дишь» (44; ср. 122: «Никто не сможет видеть жениха
и невесту, если он [не] станет таковым»).
Единство мироздания обнаруживает себя в том,
что мы назвали бы теорией познания — бытия. Ее
некоторые черты довольно отчетливо проступают в
тексте, хотя, повторяем, интерпретируя, улавливая
контур учения, мы вынуждены постоянно говорить
о том, что в евангелии выражено с помощью образов.
Да и общие понятия, употребленные в нем, тоже не
остаются содержательно неизменными в интерпре-
тируемой системе.
Итак, единство мироздания в его духовности
не нарушают ни метаморфозы его, ни многослой-
ность, ни множественность. Это единство проявляет
себя в некоем соответствии уровней бытия. Рассуж-
дая о нем, евангелист прибегает к понятиям «образ»,
«символ».
«Мир», все принадлежащее ему восприняты в
качестве образа «царствия», и этому посвящены
многие изречения: «Познайте [общение] неосквер-