Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Научно-атеистическая
библиотека
266
и жизнь — не жизнь, и смерть — не смерть. Поэтому
каждый будет разорван в своей основе от начала».
В «мире», где все перемешано, каждая из сос-
тавляющих его частей не может быть совершенной.
Полнота осуществления — удел иных уровней: и того,
который в изречении 63 назван «серединой» («Но
есть плохое за этим миром, что воистину плохо, что
называют серединой. Это — смерть»), и другого,
«царствия» (о нем читаем в изречении 10: «Но те,
кто выше мира,— неразорванные, вечные»). «Мир»
же лишен нерушимости («...ибо не было нерушимо-
сти мира...».— 99).
В отличие от «мира» с разрозненностью сла-
гающих его частей, с неизбежной ущербностью того,
что есть в нем, суть «царствия», как раскрывается
она в образах апокрифа,— в подлинном единстве:
«Те, кто там,— не одно и другое, но они оба — только
одно» (103—104. Ср.: 26, 60, 61, 69, 77, 78, 123 и др.).
Крепость, исполненность, совершенство — эти выра-
жения постоянно встречаются в тех местах сочине-
ния, где говорится о «царствии» (см., например, фи-
нал произведения, начиная с изречения 123 и далее).
Речь идет не о простом отделении света от тьмы,
хорошего от плохого и т. д., а о качественно новом
состоянии, некой претворенности того, что было в
«мире»: «Господь вошел в красильню Левия. Он взял
семьдесят две краски, он бросил их в чан. Он вынул
их все белыми и сказал: Подобно этому, воистину
Сын человека пришел как красильщик» (54. Ср.: 9,
69, 108). (Здесь, как и в других местах, приведя текс-
ты, мы опускаем важное звено между ними и обоб-
щениями — рассмотрение образных систем, имею-
щихся в апокрифе. Без их учета мы не пришли бы к
нашей интерпретации, но их обсуждение увело бы
в сторону.)
Полной отделенное™ «царствия» от «мира» нет.
Первое есть своеобразное преодоление «мира» («Если
некто становится сыном чертога брачного, он получит
свет... Того, кто получит свет сей, не увидят и не
смогут схватить. И никто не сможет мучить такого
человека, даже если он обитает в мире, а также когда
он уходит из мира».—127; «Тот, кто вышел из мира,
не сможет более быть схвачен, как бывший в мире.