Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Научно-атеистическая
библиотека
242
как некую социальную программу. Обещание Иисуса
«насытить чрево» голодных в рамках данного еванге-
лия может быть воспринято в качестве художественого
образа.
К перечисленным изречениям примыкает по со-
держанию изречение 74, где говорится о духовном
перерождении человека, предполагающем его собствен-
ные усилия. Снова звучит тема жизни и смерти. Из-
речение 74 перекликается с 46-м, в котором сказано
об избранных. В 74-м это избранничество ставится в
зависимость от духовной активности человека («Когда
вы рождаете это в себе...»).
В изречении 75 вновь поднимается тема эсхатоло-
гической миссии Иисуса. Тут, как и в параллельных —
10-м и 17-м, учение его характеризуется с точки
зрения того разрушительного действия, которое оно
оказывает на существующий порядок вещей. Миссия
Иисуса расценивается как грань в мироздании. Это
изречение связано с 76-м по принципу контраста.
В последнем евангелист языком притчи уточняет мысль,
высказанную ранее: разрушение существующих по-
рядков, связанное с именем Иисуса, не означает, что
тому началу, которое проявляет себя в нем, свойствен-
на разделенность (ср., например, изречения 4, 27, 28).
Следующие три (77, 78, 79) посвящены теме из-
бранничества и построены на противопоставлении еди-
ниц множеству: жатва обильна — работников мало
(77), многие — единственные (79), много—никого
(78). В текстах внимание акцентируется на возмож-
ности, которая открыта перед многими, но которая
реализуется лишь отдельными единицами. Все три
изречения связаны между собой и формально — «клю-
чевым словом» («господина» — 77, «Господи» — 78,
«многие» — 78, «многие» — 79).
Оппозиция множество — единицы переходит в
изречение 80, насыщаясь новым содержанием. В прит-
че, посвященной теме «царствия», товары — образ
множественности мира — противопоставлены одной
жемчужине, ассоциирующейся с «царствием», сокро-
вищу, «которое не гибнет, которое остается там, куда
не проникает моль, чтобы съесть, и (где) не губит
червь». Опять звучит призыв к поиску («Вы также
ищите его сокровище...»).