Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Апокрифы древниж христиан
22.S
сом познания противопоставление скрытого, тайного
открытому, явному позволяет нам вернуться к введе-
нию, где есть подобная оппозиция (тайные слова —
истолкование этих слов). Комментарий Р. Гранта—
Д. Фридмана к введению гласит: ««Иисус живой»,
говорящий «тайные слова»,— несомненно, воскресший
господь, который, по верованиям различных гности-
ческих сект, наставлял избранных лиц или маленькие
группы после своего воскресения» 5. Допустимо взять
под сомнение оба утверждения. В эпитете «тайные»
(введение), возможно, заложен тот же смысл, что и
в изречении 5. Слова остаются тайными, сокрытыми
до тех пор, пока сам человек не истолкует их 6, пока
он не овладеет путем познания. Эпитет «живой» в
приложении к Иисусу связан не только с легендой о
воскресении, но и с представлением о нем как об име-
ющем отношение к «царствию», которое и есть «жизнь»
(ср. «Отец живой» — изречение 3, 55).
«Тайное» в 5-м, противопоставленное «явному»,
не просто формально напоминает предшествующие
изречения (оппозиция). И по существу познание-от-
кровение принадлежит сфере, с которой у Фомы ас-
социируются «жизнь», «царствие», «единство». Есть
сходство с изречением 3: познание, к которому при-
зывает евангелист, ведет к откровению — та же це-
лостность, но освещается под иным углом зрения.
Тема инверсии звучит вторично в форме упоми-
нания о тайном и явном в изречении 6 после слов о посте,
молитве, милостыне. Переход к данному сюжету ком-
позиционно оправдан вопросом со стороны учеников.
Вместо пути, предусматривавшего выполнение обря-
дов и служение внешним целям (пост, молитва, ми-
лостыня), в евангелии предлагается отречься от лжи
и насилия над самим собой. Снова в сущности акцент
поставлен на раскрытии и утверждении своего «Я».
Если в предыдущем изречении процесс достижения
целостности описывался с точки зрения субъекта,
человека, для которого за познанием следует откро-
вение, то здесь о том же говорится со стороны объек-
та («все открыто перед небом»). В этих изречениях
завершающая фраза («ибо нет ничего тайного, что
не будет явным») выполняет функцию «ключевого
слова».
8