Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Апоарнфы дрнниж жриспии
223
Одна из центральных тем евангелия — проблема
жизни и смерти — сформулирована уже во введении.
Преодоление смерти, возможность «не вкусить смер-
ти» сопряжена с задачей герменевтики — истолкова-
ния «тайных слов», сказанных Иисусом и записанных
Дидимом Иудой Фомой.
В изречении 1, как и во введении, звучит призыв
к поискам Их завершение для человека — пережи-
вание экстатического состояния, о котором сказано
так: «...и, когда он найдет, он будет потрясен, и, если
он потрясен, он будет удивлен, и он будет царствовать
над всем». «Ключевые слова» для введения и изрече-
ния 1: «кто обретает» (введение), «пока он не най-
дет» (1). Хотя в коптском тексте, как и в русском пе-
реводе, употреблены разные слова, смысл их один.
Тема царствия развивается в изречении 2. Ме-
няется, однако, угол зрения. Описание переживаний
человека, который нашел искомое знание и который
благодаря ему «будет царствовать надо всем», далее
(2 и 3) уступает место изложению основ учения о цар-
ствии и пути к нему. Полемизируя с теми, кто дума-
ет, что оно может быть найдено в видимом мире (небо
или море), автор заключает изречение 2 словами:
«Но царствие внутри вас и вне вас». Тут царствие
как нечто охватывающее одновременно и самого че-
ловека, и то, что вне его, противопоставляется пред-
ставлению о нем, связанному с материальными гра-
ницами.
В изречении 3 евангелист как бы снова ьозвра-
щается к вопросу о пути к царствию, не употребляя,
впрочем, этого слова. Подтверждением того, что образ
«Отца живого» прямо имеет отношение к данному по-
нятию, служат, в частности, изречения 62, 80, 100,
101, 102, 103, 117, где говорится о «царствии Отца».
В соответствии с намеченным представлением о цар-
ствии, не тождественном миру видимых явлений и
предполагающем вместе с тем иную целостность, ко-
торая есть и в человеке, и вне его, в 3-м обнаружи-
вается призыв к самопознанию. Оно открывает че-
ловеку его причастность этому целому и в то же вре-
мя позволяет целому воспринять человека в качестве
своей части. Присущая памятнику контрастность сказы-
вается не только на уровне общих понятий и образов, но