Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Научно-атеистическая
библиотека
222
диалогами: они да/)т представление не о законченном
решении, а о поисках его. Это не мешает нашему па-
мятнику быть единым. Он ничуть не менее един, чем
продуманные до мельчайших подробностей (идейно
и стилистически) синоптические евангелия с описа-
ниями жизни Иисуса, связывающими текст. Это не
единство антологии. И дело не в «ключевых сло-
вах», которые можно выделить в тексте и которые
подчас служат чисто технической цели — запомина-
нию, определяют его единство. Последовательность
изречений не случайна, она подчинена причудливому
единству экстатирующего сознания, то устремляюще-
гося новым путем, то возвращающегося к старому,
то повторяющегося и как бы завороженного одним
образом, словом, то внезапно движущегося даль-
ше. Это то существо апокрифа, которое обнаружи-
вается, если изучаешь его не по отдельным поня-
тиям, а в целом, с его замедлениями и неожиданными
переходами, нащупывая нить, связывающую изречения
или блоки изречений, наконец, все его содержа-
ние с формой, в которую оно заключено.
Проблема построения апокрифа чрезвычайно
важна. Анализ отдельных изречений в контексте про-
изведения может помочь понять их. Рассмотрим 118
изречений, имеющихся здесь, и уделим особое внима-
ние внешней и внутренней связи между ними. Неко-
торые темы повторяются неоднократно, но всякий раз
по-новому освещены.
Евангелие представляет собой как бы беседу
Иисуса с его учениками. Несмотря на то, что большую
часть текста составляют его изречения, начинаю-
щиеся словами «Иисус сказал», на присутствие собе-
седников указывают вопросы и реплики слушателей
(см.: 6, 13. 19, 23, 27, 29, 42, 48, 56, 76, 83, 95, 103,
108, 117), а также вопрос, обращенный Иисусом к
ученикам (14). Трижды собеседники названы по име-
нам (Мария — 24, Саломея — 65, Симон Петр — 118),
есть и безымянные персонажи: «женщина в толпе»
(83),. «[некий человек]» (76). Форма беседы придает
произведению большую свободу, позволяет затрагивать
новые темы, однако при этом наводит на мысль, что
известная внутренняя связь между отдельными из-
речениями существует.