Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Апокрифы древних христиан
193
ромы», «мыслью девственного Духа», иначе говоря,
спасителем. Есть сходство между описанием того,
как мучающийся сомнениями Иоанн получает откро-
вение, и картиной пробуждаемого ото сна «того, кто
слышит».
В гимне Пронойи встреча — откровение выгля-
дит в виде переданного Пронойей диалога, вернее,
двух партий. Одна из них, более пространная, есть
партия Пронойи, начатая в форме «я есмь», где
Пронойа рассказывает о том, что она претерпела,
трижды спускаясь в «середину тьмы», «середину тем-
ницы», в поисках своего «домостроительства». Дру-
гая партия, короткая, «того, что слышит», того, к кому
устремлялась Пронойа. Вопрошающий, он также в
какой-то мере представляет себя аудитории: «Тяжелые
слезы отер он с себя и сказал: «Кто тот, который
называет имя мое, и откуда эта надежда пришла
ко мне, когда я в оковах темницы?»» (31.7—10).
В гимне Пронойи мы встречаем некоторые из
уже знакомых выражений, применяемых в источнике
для описания обретения и передачи знания. Есть и
новые. О человеке, «том, кто слышит», говорится
как о «восстающем ото сна тяжелого», о «пробужда-
ющемся». Что же касается Пронойи, то она стремит-
ся «пробудить», «сказать», «заставить вспомнить»,
«передать», «наполнить уши (слушающего) всеми
вещами», она ищет «домостроительство» свое.
Передаваемое знание, о котором так образно
сказано здесь, неотделимо от чувства: «...и я сказала:
«Тот, кто слышит, да восстанет он ото сна тяжело-
го». И он заплакал, и он пролил слезы. Тяжелые
слезы отер он с себя и сказал...» (31.4—7). В не
меньшей мере это знание есть действие: «Восстань
и вспомни, ибо ты тот, который услышал, и следуй
своему корню, который есть я, милосердие, и укрепи
себя перед ангелами бедности и демонами хаоса и
всеми, кто опутал себя, и стань, оберегаясь ото сна
тяжелого и заграждения внутри преисподней» (31.
14—22).
В этих словах — «следуй своему корню, который
есть я» — сказано даже не о единосущности,— о тож-
дестве открывающего и того, кому открывается.
Убежденность в этом, то глубоко запрятанная, то
7