Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Апокрифы древних христиан
185
рища, без его мысли». О сотоварище Софии и несогла-
сии с ним говорится несколько раз (13.35; 10.5). Это
«лик ее мужественности» (9.33), ее мужское подобие.
Перед нами обычный для древних религий случай пар-
ных сущностей высшего мира 19. В нашем тексте в дру-
гом месте о единстве каждой пары сказано отчетливо:
«...это Пронойя, то есть Барбело: мысль, и предвидение,
и нерушимость, и вечная жизнь, и истина. Это пятерица
эонов андрогинных, то есть десятерица эонов, то есть
Отец» (6.5—10). Отсюда следует, что слова «...она не
нашла своего согласия и задумала... без знания своего
согласия» (9.33—35) означают внутренний разлад
Софии, ее незнание себя через свое мужское подобие
(противоположен этому путь самопознания единого:
узнавание им своего образа, предшествовавшее появ-
лению последнего в виде отдельной сущности).
Действия Софии, знаменующие собой перелом
в судьбе мироздания, охарактеризованы как незнание
и злодейство (13.22—23). Памятник настойчиво связы-
вает злодеяние с незнанием — об этом говорится в сле-
дующих частях, посвященных созданию человека
(20.7—8), а также спасению человеческих душ (25.17—
27, 30). Слова, встречаемые там, о «свете чистом»,
«совершенстве» не должны вводить в заблуждение.
Представление о знании отливалось в произведении
во многие формы. Их разнообразие позволяет ощутить,
каким широким было это представление о знании и
сколь неотъемлемым от поступка мыслилось знание.
К происхождению зла гностики постоянно возвра-
щались. Эта тема трактовалась ими в прямой связи с
утратой знания. Зло как незнание — такое понимание
напоминает отчасти Платона. Данные источника могут
быть сопоставлены с критикой гностиков у Плотина,
который- отвергал их представление о зле и его проис-
хождении.
Плод ошибки Софии, ее сын Иалдабаоф, отмечен
в тексте весьма определенно незнанием себя, своего
происхождения: «Он нечестив в своем безумии, которое
есть в нем. Ибо он сказал: «Я — Бог, и нет другого
бога, кроме меня»,— не зная о своей силе, о месте,
откуда он произошел» (11.18—22; ср.: 13. 8—30);
«...он назвал себя богом. Но он не был послушен месту,
откуда он произошел» (12.9—11).