Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Научно-атеистическая
библиотека
184
самопознания как создания мира открывающегося,
являющегося. Этот эффект обеспечивает сохранение
единства во множестве. Второе: все описанные в памят-
нике открытия единого в явленных образах неизменно
возвращают нас к представлениям о человеке (14.22—
24; 6.2—4). «Первый Человек», «совершенный Чело-
век», «Человек» — на протяжении всего текста явлен-
ность единого проступает в антропоморфном виде.
Итак, создание высшего мира отмечено в источ-
нике тем, что частям его доступно знание о целом —
Плероме, которому они принадлежат. Перечислив всех,
кто от высшего мира, апокриф говорит: «Это создания,
которые восхваляют незримый Дух» (9.23—24; ср.:
9.19—22). Сам же высший мир описан как единство,
представленное во множестве, единство, обеспеченное
двусторонним знанием — самопознанием единого и
эонов.
В отличие от этого ситуации образования мира
низшего свойственно отсутствие самопознания у сос-
тавляющих его частей. Относительно мира высшего
описание низшего мира дается как бы со знаком минус.
Но хотя картина резко меняется, знание уступает
место незнанию, непроходимой пропасти между мира-
ми нет, поскольку низший мир — следствие ошибочных
действий последнего зона высшего мира, Софии, и
связан тем самым с ним своим происхождением. Косми-
ческая драма, о которой повествует произведение
и в которой участвуют оба мира, разворачивается
вокруг попыток восполнить изъян, нанесенный высшему
миру ошибкой его части. Оба мира, согласно нашему
источнику, оказываются самооткровением единого,
ибо даже ошибка Софии была в помысле единого,
что следует из текста (9.25—10.28).
Переход к образованию мира низшего определя-
ется нарушением единства, разладом частей, внепар-
ностью, незнанием, которое воцаряется на смену зна-
нию, пронизывающему высший мир. В рассказе названа
причина, по которой София смогла действовать, прес-
ледуя свой замысел: «...из-за непобедимой силы, кото-
рая есть в ней, ее мысль не осталась бесплодной». Вот
оно — свидетельство единосущности Софии и единого.
Внепарность подчеркнута и тем, что София поже-
лала открыть образ в себе самой «без своего сотова-