Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Научио-атеистическав
библиотека
176
ление направить его на поиски смысла, указание на
возможность перемены в самом его существовании —
иначе говоря, экзегетический и экзистенциальный
пафос — все это не чуждо духу философско-религиоз-
ной литературы поздней античности.
Итак, все — от весьма подвижных и изменчивых
составляющих, от произведений, чьи границы шатки
и структура изменчива, до кодексов, которые вбирают
в себя входящие в них произведения, до собрания,
имеющего свой замысел, свое значение,— все склоня-
ет исследователя к тому, чтобы не пренебрегать любым
контекстом. Поэтому, обращаясь к нашему памятнику,
мы различаем реальную множественность версий и
опираемся в анализе на одну из них — из II кодекса
Наг-Хаммади, который датируется по особенностям
языка и данным палеографии 330—340 гг.9 Написан-
ный на саидском диалекте коптского языка апокриф
занимает страницы 1.1—32.9. В кодексе это произве-
дение первое среди семи. За ним следуют апокрифи-
ческие Евангелие от Фомы, Евангелие от Филиппа,
«Сущность архонтов», «О начале мира» (так условно
обозначается трактат, не имевший в рукописи назва-
ния), «Толкование о душе», «Книга Фомы». И древ-
ностью своего происхождения, и богатством содержа-
ния, и единой мировоззренческой установкой Апокриф
Иоанна играл ведущую роль в той традиции, которой
обязано собрание рукописей. Недаром во всех трех
кодексах из Наг-Хаммади, где есть версии этого произ-
ведения, именно оно на первом месте и только в Бер-
линском папирусе 8502 — на втором.
Произведение предназначено для чтения, но
включает и гимнические части, видимо восходящие к
устной традиции. Оно возводится в самом тексте к
Иоанну, сыну Зеведея. Источник поначалу способен
ошеломить нагромождением разнородных по своему
характеру частей. Это в основном пестрая мифоло-
гическая ткань, прерываемая размышлениями о смыс-
ле излагаемых мифов, рефлексия, иногда явная, иног-
да глубоко скрытая за компоновкой образов. Но это не
случайное скопление мало согласованных друг с другом
текстов. При всем разнообразии слагаемых час-
тей — историзирующее повествование, видение, умо-
зрительное построение в форме постулатов, мифы,