Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Апокрифы дрешннх христиан
169
дящих к самым разным истокам: христианству и
иудаизму, платонизму и первобытной культуре, пифа-
горейству и зороастризму и т. д. Всему этому, взя-
тому из первоисточников или из чужих рук, частично
переиначенному, придавался в гностических памят-
никах особый настрой, особый смысл.
Распространение гностицизма именно в поздней
античности исторически обусловлено: с одной стороны,
тем, что он таил в себе возможность для человека
иным взглядом на вещи снять тяжесть одиночества,
подавленности условиями внешнего мира, утраты
социальных ориентиров; с другой стороны, тем, что
идея самопознания была созвучна поздней античнос-
ти, как эпохе переходной, эпохе широких культурных
контактов. Эти контакты вызывали в людях потреб-
ность определить себя в сравнении с иными культур-
ными традициями и создавали многообразные возмож-
ности для этого.
Посмотрим, как отражалась при решении неко-
торых мировоззренческих вопросов, существенных и
для гностицизма, и для христианского вероучения,
разница в исходных позициях.
Вопрос о знании. Его особое понимание нало-
жило столь сильную печать на мировоззрение неко-
торых людей, что современники называли их гности-
ками. Знание, а не вера. Христианская вера была
верой в Бога. Это, разумеется, свойственно не одному
христианскому вероучению. Но этим оно отличалось
от гностицизма. Тут вера уступала место гносису,
роду самопознания, просветленности человека отно-
сительно его абсолютной природы. Это умонастроение
не оставляло места вере как вере в Тебя, Я все вби-
рало в себя. В. В. Болотов называл это «полуве-
рой» 2|, ибо в пределе гностик осознавал себя абсолют-
ным, в пределе верить было некому, кроме как самому
себе.
Неоднократно отмечалось, что вопрос об истоках
зла был основным в гностицизме. И если, согласно
Ветхому завету, а затем и христианскому вероучению,
знание добра и зла — удел бога, и Адам, вкусивший
от древа познания добра и зла, осужден за посяга-
тельство на принадлежащее Богу, то при гностической
установке вопрос о происхождении зла естествен. Зло