Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Авонрнфы дреаиия 1ристиан
139
дущего (ср.: Мк. 5.22, 33—34): он сам выбирает тех,
кому оказывает милость.
При описании воскрешения употреблены выра-
жения, встречающиеся в аналогичных эпизодах кано-
нических текстов. Свидетели чудес говорят: «...он спас
много душ от смерти и будет спасать их всю свою
жизнь». Однако, включая словоупотребление новоза-
ветных текстов в свой рассказ, автор Евангелия дет-
ства меняет его там, где оно расходится с его теологи-
ческой концепцией. Так, в Евангелии от Луки присут-
ствовавшие при воскрешении юноши восклицают:
«...великий пророк восстал между нами, и Бог посетил
народ Свой» (7.16); в апокрифе свидетели чудес на-
зывают Иисуса Богом или ангелом, но не пророком.
В новозаветных текстах отразилась древнейшая
христианская традиция об Иисусе-пророке, которая
прослеживалась в иудео-христианских писаниях. Но ко
времени создания Евангелия детства образ Иисуса
для христиан из язычников все больше и больше терял
человеческие черты, поэтому слово «пророк» уже не
выражало их восприятия Христа, не говоря уже о том,
что для грекоязычных читателей, далеких от иудаизма,
понятие пророка было лишено того религиозного
смысла, какой оно имело для первых христиан, вы-
шедших из иудейской среды.
Автор Евангелия детства, таким образом, не
вступая в открытую полемику с почитаемыми многими
христианами II в. новозаветными текстами и даже
подчеркивая связь с ними, в то же время проводит
иную теологическую концепцию, восходящую к гности-
ческим идеям. Образ Иисуса, нарисованный в апокри-
фе, не мог не повлиять на восприятие читателями
всей последующей жизни Иисуса вплоть до мучени-
ческой смерти, создавая представления, близкие к
представлениям докетов (чародей, который карал
смертью за причиненную ему обиду, не мог испытывать
настоящие муки).
Гностическое влияние сказалось и в отдельных
словоупотреблениях: наряду с оборотами, прямо заим-
ствованными из евангелий Нового завета, автор исполь-
зует и терминологию, встречающуюся в сочинениях
гностиков («сила», «избранный», «стойхейон» — слово,
означающее «буква» и «начало», и др.). Однако