Апокрифы древних христиан

Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты комментарии. -М.:Мысль, 1989

Содержание

От составителей

Часть I. Апокрифические евангелия новозаветной традиции

Часть II. Гностические апокрифы из Наг-Хаммади

OCR
Научно-атенстическая
библиотека
п:
ветхозаветным пророчествам, мессия должен был ро-
диться в Вифлееме. Однако, почему Мария жила у
Елизаветы, Лука не объясняет, ибо ему было важно
только показать связь Иисуса и Иоанна Крести-
теля. В Евангелии от Матфея не дается объяснения
причин переселения Иисуса из Назарета в Капернаум
(4.13). Это были детали подлинной биографии Иисуса,
сохраненные традицией, но специально вероучительно-
го смысла они не имели. Автор Евангелия детства
вводит детали бытовые: дети играют у ручья, Иисус
лепит птичек из глины, мать посылает его за водой с гли-
няным кувшином, сосед ранит ногу топором. Правда,
эти детали взяты не из ранней христианской традиции,
где могли быть отзвуки подлинных событий, и не из соб-
ственного знания автором быта маленького палестин-
ского поселения — он его явно не знал,— они сконст-
руированы в соответствии с идейной и художественной
задачей произведения и запросами читателей. Автора
не интересовало, лепили ли галилейские мальчики
птичек из глины, начинали ли они свое обучение
в школе с греческой азбуки, называли ли их гречески-
ми именами. Он писал для грекоязычных читателей,
которые тоже этого не знали. Ему было важно вклю-
чить чудо в повседневную жизнь, которая выглядела
бы привычно для этих читателей. Они верили описа-
нию и верили в чудо, которое произошло в жизни,
так похожей на их собственную. Включенность чуда
в квазибытовую реальность порождала надежду на то,
что и в их обыденном существовании вера может при-
вести к чуду. Но чудеса, совершаемые Иисусом в при-
земленном мире маленького поселка, несли и иную
смысловую нагрузку: они выступали в резком проти-
вопоставлении этому миру, как напоминание о том, что
вне видимого мира существует иной, в который нельзя
проникнуть всякому. Очень ясно видно такое противо-
поставление в эпизоде с оживлением умершего ребенка
(гл. XVII). Там сказано, что после того, как он воскре-
сил дитя и отдал его матери, Иисус пошел играть с
другими детьми, т. е. чудотворец, только что произ-
носивший сакральные слова, становится (по види-
мости!) обычным ребенком.
Композиция Евангелия детства достаточно
проста: каждый эпизод содержит рассказ о чуде, со-