Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

: [url=http://txt.drevle.com/text/zenkovskiy-russkoe_staroobryadchestvo-2009/639]Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688[/url]
 

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
Русское старообрядчество. СТАТЬИ
С другой стороны, консервативные круги состояли из наиболее
традиционных элементов купечества и крестьянства. Но в этих кругах, поскольку они еще
оставались традиционными, в значительной степени господствовали
старообрядцы. А эти приверженцы старого духа, старой веры, старого быта вряд ли очень
восторженно относились к правительству и высшему обществу империи, к их
западнической культуре и, конечно, еще не забыли недавних преследований...
Безусловно, эти еще частично сохранившие "московскую" традицию
староверческие круги были консервативны религиозно и культурно, экономически и,
может быть, социально, но не были консервативны политически. Отношение к ним
правительства в течение двух столетий не могло не внести чувства горечи,
отчуждения в отношении Петербурга и власти. Они не могли не быть сторонниками
более либеральной, более терпимой политики государства.
Этот политический либерализм при духовном традиционализме, конечно,
противостоял политическому, но не всегда религиозному и культурному
консерватизму власти, бюрократии, дворянства. Недаром К. Победоносцев боялся и терпеть
не мог старообрядцев. Таким образом, русские консерваторы были расколоты по
линии культуры, религии, духовного уклада жизни. Конфликт, создавшийся в
XVII веке, подрывал еще в XIX и XX веках единство консервативных русских
кругов. Конечно, старообрядцы XX века, эпохи Государственной Думы, не были
упорными фанатиками, целиком отвергавшими европеизацию культуры, как
Аввакум или дьякон Федор. Но ведь уже при Петре вождь старообрядцев Андрей
Денисов пошел в Киев учиться диалектике и риторике у Феофана Прокоповича и
обучал своих последователей философии по учебнику Раймунда Луллия. В XIX и
XX веках старообрядцы нередко посылали своих детей учиться в Англию или
Германию и сами часто были представителями "европеизированной" русской
культуры. Но души их все же тяготели к "истовой древлей вере", к старому
московскому мировоззрению и отталкивались от глубоко европейского типа
правительственных и дворянских консервативных кругов. К тому же они сохраняли в
душе чувство обиды и недоверия к власти, веками преследовавшей их.
Поэтому "официальное" русское консервативное движение было бесплодно
и беспочвенно и возглавляли его часто вовсе не великороссы, а "россияне"
балтийского, молдаванского или украинского происхождения. Эти консерваторы
защищали свое положение, власть, существующий строй, но не старую идеологию,
традиционный уклад мысли. Традиционалисты же, носители идеалов
Православной Руси, далеко не всегда были в лагере политических консерваторов. Слишком
долго они были жертвами власти и империи, чтобы теперь, после недавней
эмансипации старообрядцев, защищать во что бы то ни стало правительство.
В земстве, городском самоуправлении, позже в Думе традиционные круги
севера, центра, востока России часто оказывались вовсе не в политически
консервативном лагере, а в лагере политических либералов. Крестьяне голосовали за
трудовиков, купечество шло за октябристами. Недаром в 1905 г. старообрядцы
приветствовали либеральные реформы и введение парламента в России. В
адресе же на имя государя они писали, что в новых либеральных реформах ими
ощущается "веяние старины". Они верили, что Государственная Дума будет
продолжением земских соборов, и радовались обещаниям терпимого отношения к их вере.
А некоторые шли и еще дальше, денежно поддерживая революционеров...
Император Николай II, делая ставку на консервативного "мужичка",
конечно, ошибался. Даже великорусский крепкий "мужичок" Севера и сильный
638