Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

: [url=http://txt.drevle.com/text/zenkovskiy-russkoe_staroobryadchestvo-2009/61]Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688[/url]
 

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
ТОМ I Глава /. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО МИРА
Святого Духа. Во всяком случае именно Геннадий и образовавшийся вокруг него
в Новгороде кружок церковных ученых и борцов за независимость церкви от
государства воспользовались католическими теориями о взаимоотношениях
церковной и светской власти. Так, например, там были популяризованы и
принадлежащие перу папы Иннокентия III сравнения церковной власти с солнцем и
государственной власти с луной.
Каковы бы то ни были подлинные источники "Повести о Белом Клобуке",
несомненно, что теория хилиастов о наступлении царства Святого Духа, попав
на Русь, слилась с приводимой первым летописцем легендой о предсказаниях
апостола Андрея о религиозном будущем русской земли. Это новое учение, "что на
русской земле благодать Святого Духа воссия", имело чисто религиозное, а не
политическое значение, так как оно было создано церковными людьми именно для
отстаивания церкви от подчинения ее государству. Правда, в дошедших до
нашего времени и, видимо, более поздних версиях повести говорится, что "все
царствия сойдутся в Руси", но это выражение можно понимать или как указание на
объединение всех православных русских земель в одну нацию, или же как надежду,
что все христианские народы составят вместе с Россией одно единое царство
после того, как она превратится в единое Царство Божие, Царство Святого Духа.
Пока же Русь должна только хранить чистое православие. Ее исторические
задачи и обязанности в отношении православия и всего христианства во всяком
случае определялись как охранительно-консервативные, а не миссионерски-экс-
пансионные. Более того, новая доктрина возлагала на Россию не новые права, а
новые обязанности. Эти обязанности были четко определены: сохранение
русским народом истинной православной веры до грядущего конца мира и
сохранение самого русского народа в чистоте и святости православного учения.
В самом начале XVI века некий старец Филофей, инок Елеазарова
монастыря в городе Пскове, дал особенно четкую, хотя и несколько видоизмененную
формулу религиозно-охранительной задачи Руси. В противоположность Иосифу
Волоцкому и авторам "Повести о Белом Клобуке" он переносит всю
ответственность за охрану православия со всего русского народа, с "русской земли", на
новый столичный град Москву и на московского государя как верховного
носителя власти на православной Руси. Дальше он развивает формулу митрополита
Зосимы, говорившего о том, что московский правитель стал преемником
императора Византии Константина, первого защитника христианства. Обращаясь к
великому князю Московскому, Филофей возвещает:
"Старого убо Рима церкви падося неверием аполинариевы ереси; второго же
Рима, Константинова града церкви, агаряне-внуци секирами и оскордми рассе-
коша двери. Сия же ныне третьего нового Рима державного твоего царствия
святая соборная апостольская церковь, иже в концах вселенныя в православной
христианской вере во всей поднебесной паче солнца светится... два Рима падо-
ша, а третий стоит, а четвертому не быти: уже твое христианское царство инем не
останется"12.
Ввиду того, что оригинальная первая редакция "Повести о Белом Клобуке"
еще не найдена, а время написания грамот Филофея точно установить не
удалось — известно только то, что они написаны около 1510— 1540 годов, — трудно
выяснить, повлияла ли эта повесть на писания Филофея или же, наоборот, часть
12 Православный собеседник. 1863. С. 73.
60