Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

: [url=http://txt.drevle.com/text/zenkovskiy-russkoe_staroobryadchestvo-2009/607]Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688[/url]
 

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
Русское старообрядчество. СТАТЬИ
тами. Поэтому философию русского традиционализма в XIX веке продолжили
не староверы, а другие группы русского общества. Однако идеи Денисовых о
духовном союзе русского народа с Христом, о мессианской судьбе русской нации,
о смиренной природе русского духа и человека, о соборности русского
государства нашли свое место в представлениях славянофилов, почвенников и
народников, теории которых были близки ко взглядам этих двух выдающихся русских
мыслителей XVIII века. Таким образом, учение Денисовых сформировало
магистральную линию эволюции русской мысли и ввело в оборот многие из
важнейших ее тем. О притягательности учения братьев для русских людей
свидетельствует не только рост староверческого движения, но и возрождение многих из их
идей в XIX и XX веках.
7. СТАРООБРЯДЦЫ - ТЕХНОКРАТЫ ГОРНОГО ДЕЛА УРАЛА
1. Олонецкое начало
Историки часто высказывали мнение, что старообрядчество держалось и росло
только в отсталых, не развивавшихся, глухих углах России, где отсутствие
просвещения, социального прогресса и развитого рыночного хозяйства позволяло
укрепиться интеллектуальной консервативности и обскурантизму. Но уже само
географическое распределение старообрядчества показывает всю ошибочность
этого мнения. Беспоповщина выросла как раз в тех районах, которые в конце XVII
и в начале XVIII века были наиболее подвержены влиянию Запада. Общины
этого радикального направления раскола были расположены вдоль русских границ
с протестантской Швецией и Балтикой и на самых главных путях русской
заграничной торговли с северными протестантскими землями: Англией и
Голландией. В Поморье и северном крае, связанных с Архангельском и Холмогорами,
раскол был особенно силен, и в XVIII веке как раз большие северные города
делаются одновременно как важными центрами экономической жизни, так и
очагами распространения раскола. В свою очередь, поповщина — "государственное"
направление "раскола" — образовала свои центры или в Польше, или в
казачьих областях, землях с особенно подвижным и энергичным населением. А во
внутренней России главным и почти единственным местом большого
сосредоточения поповщины в начале XVIII века был Керженец, находившийся у ворот
крупнейшего после Москвы торгового города России, Нижнего Новгорода, на
путях из северных портов к Москве, а из Москвы на Урал и в Сибирь.
Очень значительны, хотя они и остались малозамеченными, были связи
"раскола" с ростом русского народного хозяйства, в частности русской
промышленности, причем технологически—самой прогрессивной, а в политическом и
233 Впервые опубликовано: Записки Русской академической группы в США (N.Y.). Т. 10. 1976.
С. 135—181. Текст предваряет примечание автора: "Настоящая работа является частью второго
тома моего исследования "Старообрядчество в истории России". Первый том этого исследования
под названием "Русское старообрядчество—Духовные движения XVII века" вышел в 1970 г. по-
русски в "Вильгельм Финк Ферлаг" (Мюнхен, 528 стр.). Второй том разбирает по преимуществу роль
русских старообрядцев в русском хозяйстве и русской культуре. Как в моей опубликованной
книге, так и в настоящей работе я избегаю слова "раскол", которым писатели XVII—XIX веков
несправедливо и обидно называли старообрядчество. В отдельных случаях я им все-таки пользуюсь в этой
работе, ставя его в кавычки, когда, мне кажется, оно лучше оттеняет психологию и стилистику
прошлых веков».
606