Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

: [url=http://txt.drevle.com/text/zenkovskiy-russkoe_staroobryadchestvo-2009/559]Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688[/url]
 

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
Русское старообрядчество. СТАТЬИ
вянских фолиантов, он несомненно использовал бы стилистические приемы,
выработанные до него московскими писателями, и его работа подверглась бы
влиянию такого окружения. Его произведения подверглись бы дружеской критике и,
возможно, были бы переработаны в более обычном, сдержанном и менее личном
стиле, который, в свою очередь, с гораздо меньшей выразительностью
передавал бы то, что протопоп хотел сказать. Но Аввакум написал большую часть
своих произведений в одиночестве, не имея литературного образования и в
отсутствии критиков—и тем избежал подобного влияния. В годы расцвета литературного
творчества в пустозерской тюрьме Аввакум мог общаться с единственным
представителем образованного московского общества — дьяконом Федором, однако
протопоп стал чуждаться его из-за непримиримых догматических споров.
Таким образом, вынужденный искать литературный образец, подходящий для
выражения своих идей, Аввакум обратился к словарю и стилистике того
окружения, в котором жил, к тем выражениям и словам, которые были ему знакомы с
детства. За исключением непродолжительного по времени контакта с московским
обществом, Аввакум никогда не жил среди образованных людей своего времени.
Теснее он был связан с низшими городскими слоями, крестьянством,
московскими подьячими и с низшим немонашеским клиром. Большая часть его жизни
прошла в деревнях и небольших городках Центральной и Северной Руси, в
полуколониальной Сибири, в тюрьме и ссылке, а не в монастырях и библиотеках.
В жизни его окружали не такие московские эрудиты, как Арсений Глухой,
Иван Наседка, Никита Добрынин, Арсений Суханов или Федор Грибоедов, а
купцы, клир, военные и подьячие, и именно язык этой последней группы
сформировал образец для произведений протопопа92. Преследования, тюремное
заключение и изоляция, дав уникальный опыт и возможности, заставили Аввакума
стать независимым — породив великого писателя Московской Руси, который при
других обстоятельствах мог бы никогда не найти своего призвания.
Отсутствие у Аввакума систематического литературного образования
особенно очевидно в композиции его произведений. В описаниях своих
приключений и страданий, а также в догматических отрывках и челобитных он следует
определенному плану, но не придерживается темы жестко. Он постоянно прерывает
себя длинными отступлениями, вспышками страсти и гнева нарушая единство
повествования. Но его замечательный дар наблюдения, краткость
предложений, умелое самовыражение и точность оценок заставляют читателя прощать
недостатки композиции.
Изолированный от мира, постоянно размышляющий о судьбе Руси и
православия, Аввакум в своей темнице переработал собственный опыт и то, что
прочитал прежде, создав оригинальные произведения, которые, несмотря на явную
связь с предшествующей литературной традицией, открывают новый важный
этап в развитии русской литературы. Сам протопоп называл свои произведения
плодом тяжких дум в бессонные ночи: "В нощи что пособеру, а в день и разсып-
лю"93. Большинство его произведений нужно рассматривать как запись
непроизнесенных устных обличительных речей и проповедей, похвал и филиппик. Вли-
92 Только в 1652—1653 гг. он провел около пятнадцати месяцев в московских образованных
кругах, а в 1664 г.—около шести месяцев. Остальную часть своей жизни он провел либо в маленьких
городках, либо в ссылке или тюрьме.
93 [Послание Савватию, Евфимию, Тимофею и Авксентию, "отцам" поморским // РИБ. Т. 39.
С. 950].
558