Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

: [url=http://txt.drevle.com/text/zenkovskiy-russkoe_staroobryadchestvo-2009/50]Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688[/url]
 

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
документов и исследований, давших значительное количество сведений о
событиях, приведших к выходу старообрядчества из лона русской патриаршей, а
позже синодальной церкви, все же сравнительно немного было сделано для
выяснения корней этого раскола в истории самой русской церкви, его идеологического
содержания и его роли в развитии русского народа за последние три века. До сих
пор почти не вскрыты сущность влияния старообрядческой мысли на идеологию
русских мыслителей, славянофилов и народников, "почвенников" середины
прошлого века и думских "прогрессистов" начала этого, значение старообрядческих
деятелей в развитии русской экономики и связи старообрядческих писаний с
русской литературой начала XX века. Почти совсем забыт тот факт, что именно
старообрядцы сохранили и развили учение об особом историческом пути русского
народа, "Святой Руси", православного "Третьего Рима" и что в значительной степени
благодаря им эти идеи снова уже в прошлом и этом столетиях заинтересовали
русские умы.
К серьезному изучению русского старообрядчества русские историки и
богословы пришли только тогда, когда наступала годовщина двухсотлетия русского
церковного раскола. До середины XIX века работы о старообрядчестве, написанные
представителями русской церкви и русской исторической науки, имели только
обличительные и миссионерские цели. Правда, уже тогда существовали
многочисленные старообрядческие сочинения, рисовавшие совсем другую сторону этого
трагического конфликта в душах русского народа. Но эти сочинения оставались
почти неизвестными широким кругам русского "европеизированного" общества
и, конечно, не могли быть опубликованы ввиду строгих правил цензуры, не
позволявшей дать слово представителям многомиллионного русского
старообрядчества. К началу царствования Александра II положение несколько изменилось.
Рост старообрядческих общин, успех старообрядцев-поповцев в воссоздании ими
своей иерархии, появление старообрядческих изданий за границей и наконец
само "открытие" русским обществом старообрядчества как мощного движения,
насчитывавшего в своих рядах от четверти до трети всех великорусов, привели в
конце 1850-х и в 1860-х годах к появлению обширной литературы о расколе и этих
своеобразных русских "диссидентах".
Со времени Никона и до второй половины XIX века в исторической
литературе господствовало весьма необоснованное мнение, что, переписывая
богослужебные книги, древнерусские переписчики сделали немало ошибок и искажений
текста, которые с течением времени стали неотъемлемой частью русского
богослужебного обряда. Кроме того, историки раскола совершенно ошибочно полагали,
что в искажении церковных книг были виноваты не только древние
переписчики раннего русского Средневековья, но и те первые противники патриарха
Никона, которые в конце 1640-х и начале 1650-х годов близко стояли к руководству
церкви и книгопечатанию и поэтому будто бы смогли внести в печатные уставы того
времени ошибки, сделанные в предыдущие века. В числе этих лиц, которых
считали ответственными за внесение ошибок уже в русские печатные издания XVII
века, называли руководителей раннего сопротивления Никону, протопопов
Ивана Неронова и Аввакума. По мнению этих исследователей из числа иерархии и
миссионерских кругов, такие ошибки стали возможны ввиду отсутствия
достаточного просвещения в средневековой Руси, бедности русской научной и церковной
мысли того времени и наконец особого склада русского древнего православия,
которое, по их мнению, придавало преувеличенное значение внешней набожности
4-2107
49