Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

: [url=http://txt.drevle.com/text/zenkovskiy-russkoe_staroobryadchestvo-2009/275]Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688[/url]
 

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
ТОМ I Глава V. РАСКОЛ
центральным местом его учений. В "Книге толкований и нравоучений" он
посвящает целый длинный отдел вопросу, как нужно жить в вере. "Прежде всего
имейте страх Божий в сердцах своих, да от того научитеся и Бога боятися. Се бо чада,
заповеди Божия, еже любити Бога всем сердцем и всею душою, и всем разумом,
и всем помышлением твоим. Ходящу ти, и седящу, и возлежащу, да парит ум
твой горе к Богу, и яже на небеси и яже на земли, видимая и невидимая
рассуждая о себе". Господа надо всегда величать и прославлять и постоянно помнить, что
Сын Божий вочеловечшался и сошел на землю и пострадал ради нас, учил
протопоп (531—533 и ел.). Но одной верой и любовью к Богу, по его мнению,
настоящий христианин не может ограничиться. И поэтому Аввакум постоянно
напоминает второй закон Христа "возлюби ближнего своего яко самого себя". Он
наставляет, что для другого надо делать то же, что хочешь сделать для самого
себя, и из этого делает совсем не подходящий для нынешних писателей, говорящих
о демократизме Аввакума, вывод: "Се бо есть равенство!—а по превосходному уму
себе желай хуждьшее, а искреннему лутшее... богатому поклонись в пояс, а
нищему в землю... ударит кто тебя по ланите — обрати ему и другую и, отошед, ему
же поклонися" (535).
Заботы Аввакума о его пастве, желание сохранить для сторонников
древнего благочестия священство, сравнительная умеренность в отношении
государства и "российской" церкви, за которой он все еще признавал сохранение
благодати, делали из него предвестника будущего поповского старообрядчества, но
вместе с тем в его писаниях было немало и других черт, которые сближали его с
религиозными радикалами, из которых выросли беспоповцы, и помешали ему
выработать стройное и последовательное учение.
Наиболее странным диссонансом экстремизма в устах оптимиста, столь
любящего людей и целиком принимавшего жизнь земную, звучали в его
посланиях рассуждения о страшных гарях, которые начали шириться сначала в
Поволжье, а потом и на Севере России. У протопопа тогда было достаточно авторитета,
чтобы осудить и остановить эти ужасные самоубийственные смерти, которые
проповедовали совсем не его ученики, но последователи изувера Капитона. К
сожалению, он видел в них доказательство преданности русского народа старой
вере, в какой-то степени пропагандное и эффектное стояние против "соблазнов
никонианства". Вовсе не бегство от Антихриста в спасительный огонь гарей
руководило им, когда он восторгался этими самосжиганиями и поощрял
распространение "новоизобретенного способа самоубийственных смертей". "Добро
почитати сожженных за правоверие отец и братии наших", — умилялся он и
прибавлял: "На места образная их не поставляем, дондеже Бог кое кого прославит...
а до тех [времен], сожженных кости держим в честном месте, кажение и
целование приносим пострадавшим за Христа Спаса" (420). Какое-то болезненное
умиление перед этим религиозным ухарством и изуверством слышится в его
похвалах: "Русачьки.же, миленькия, не так!—во огнь лезет, а благоверия не предает..."
Сравнивая самосожженцев с комарами, добровольно летящими на огонь костра,
он как-то странно хвалит их действия: "Так же и русаки бедные, пускай глупы,
рады: мучителя дождались; полками во огнь дерзают за Христа Сына Божия —
света" (568, 567 и 249, 890, 895, 845, 831, 872, 567, 986). В другом месте он тоже
проявляет не менее странный восторг: "А в Нижнем преславно (!) бысть: овых еретики
пожигают, а инии распалившеся любовию о правоверии, не дождавшись
еретического осуждения, сами в огонь дерзнувше..." (872).
274