Русское старообрядчество. В двух томах. Том 1-й и 2-й

Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688

: [url=http://txt.drevle.com/text/zenkovskiy-russkoe_staroobryadchestvo-2009/103]Зеньковский С. А. Русское старообрядчество. В двух томах. — Москва: Институт ДИ-ДИК, Квадрига, 2009. С.688[/url]
 

Содержание

Предисловие к новому изданию

Сергей Зеньковский. Очерк жизни и творчества

Хронологический список работ С. Зеньковского

От издательства

Библиография и список сокращений

TOM I

Русские старообрядцы

Предисловие

I. КРИЗИС ТРЕТЬЕГО РИМА

II. НАЧАЛО НОВОЙ ПРОПОВЕДИ

III. БОГОЛЮБЦЫ У КОРМИЛА ЦЕРКВИ

IV. НИКОН

V. РАСКОЛ

VI. РОСТ СТАРООБРЯДЧЕСТВА И ДЕЛЕНИЕ НА ТОЛКИ

Заключение

ТОМ II

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. ГЕОГРАФИЯ И СТАТИСТИКА РАСКОЛА

II. СТАРООБРЯДЦЫ И ВЛАСТЬ

III. СТАРООБРЯДЦЫ И РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ

СТАТЬИ

ПРИЛОЖЕНИЕ. ИСТОРИЯ И СУДЬБЫ

OCR
Ефрема Сирина и другим богословским трудам, выпущенным Печатным Двором,
подчеркивает интенсивность религиозных настроений Московской Руси
середины XVII века. Русские люди осознали необходимость лучшего понимания своей
веры и искали большей напряженности в своей религиозной жизни. Они
хотели лучше понять смысл христианства, нервно, напряженно ставили вопрос о
судьбах мира, стремились определить место своей страны и своей церкви в
историческом процессе.
Интерес к прошлому русской церкви сказался в издании житий св. Сергия
и св. Никона, основателей Троицко-Сергиевой лавры, в которой работал и учил
преподобный Дионисий. Написанное еще в конце XIV века Епифанием
Премудрым, это житие вышло теперь в редакции и с прибавлениями Симона Азарьи-
на, одного из любимейших учеников Дионисия. Окончив свою работу над
изданием житий св. Сергия и Никона, Азарьин принимается по настоянию Неронова
за житие их общего учителя и к 1652 году заканчивает с помощью отца И.
Наседки подробную биографию троицкого архимандрита. К сожалению, ввиду
наступившей церковной смуты, вызванной патриархом Никоном, житие
преподобного Дионисия вышло из печати только спустя многие десятилетия.
Быстро расширявшаяся работа Печатного Двора требовала все большего и
большего числа специалистов — богословов, грамматиков и знатоков греческого
языка. Хотя среди ученых людей Московской Руси того времени было немало
знатоков латинского, польского, а среди дипломатов даже немецкого языка, тем не
менее там было очень мало квалифицированных специалистов, знавших
одновременно хорошо богословие, литургику и греческий язык. Правда, такие отдельные
церковные люди, как Арсений Глухой, Арсений Суханов, Спиридон Потемкин,
дьякон Федор и другие, знали греческий, а некоторые из них даже и древнееврейский,
но число их было все же очень невелико. Подготовка их для сложного дела
перевода и издания богословских и богослужебных трудов была тоже не всегда
достаточна. Поэтому правительство и церковь обращают теперь свои взоры к Киеву, где
в 1630-х годах была создана отличная Духовная Академия, и просят киевского
митрополита Сильвестра прислать в Москву нужных специалистов. В 1649 году
приезжают Епифаний Славинецкий, Арсений Сатановский и Дамаскин Птицкий66.
По приезде своем они сейчас же принимаются за переводы книг Иоанна
Златоуста, Афанасия Великого, составляют новые службы и налаживают
преподавание греческого языка среди московских монахов и духовенства67. Помимо них в
Москве появляется все больше и больше других киевских монахов,
южнорусского духовенства, греков, посланцев восточных патриархов, епископов Ближнего
Востока и Балкан, которые ищут защиты и денежной помощи московского
правительства. В течение нескольких лет (1645—1650) Москва вырастает во влиятельный
православный центр, к голосу и политике которого прислушиваются и западно-
руссы и православное население Востока, которое начинает все чаще и чаще
смотреть на православную Русь с надеждой на избавление от турок. Этот рост
влияния и духовных сил Москвы находился в связи с усилением движения "боголюб-
цев", как называли себя Неронов и его друзья, и их новыми успехами, но на этот
раз уже в Москве и в самом правительстве Руси.
Харлампович К.В. Указ. соч. С. 121.
Там же. С. 125—127.
102