Библиотека / Юревич Д. Пророчества о Христе в рукописях Мертвого моря

Пророчества о Христе в рукописях Мертвого моря

Юревич Д. Пророчества о Христе в рукописях Мертвого моря

В книге преподавателя Московской духовной академии, кандидата богословия священника Димитрия Юревича освещен широкий круг вопросов, связанных с изучением рукописей Мертвого моря. Изложена история открытия и исследований кумранских рукописей в XX веке в России и за рубежом; приведены и критически проанализированы основные гипотезы идентификации поселения Кумран и происхождения свитков. Рассмотрены методы толкования Священного Писания и особенности пророчеств о Христе в библейских рукописях Мертвого моря. На материале большого количества небиблейских свитков, найденных в районе Кумрана и опубликованных на Западе в 1991-92 годах, показано, какие из ветхозаветных библейских пророчеств о Мессии нашли отражение в иудейской литературе периода III-I веков до Р. X.

: [url=http://txt.drevle.com/text/yurevich-prorochestva_o_hriste_v_rukopisyah_mertvogo_morya]Юревич Д. Пророчества о Христе в рукописях Мертвого моря[/url]

Содержание

Введение

Глава 1. История исследований и важнейшие публикации по свиткам Мёртвого моря, мессианизму в кумранских рукописях и в книге Исаии

Глава 2. Методология использования рукописей Мёртвого моря для изучения Священного Писания

2.1. Проблема идентификации развалин Кумрана

2.2. Внутренние свидетельства кумранских рукописей

2.3. Преимущество рукописей Мёртвого моря перед более поздними раввинистическими произведениями при изучения Священного Писания

2.4. Методы толкования Священного Писания в кумранской литературе и христианской традиции

Глава 3. Мессианизм в книгах Ветхого Завета и в рукописях Мёртвого моря

Глава 4. Эммануил: воплотившийся Сын Божий

4.1. Свидетельство Великого свитка Исаии (1Qlsa)

4.2. Употребление выражения «Сын Божий» в Священном Писании Ветхого Завета и на древнем Востоке

4.3. Кумранская рукопись «Сын Божий» (4Q246)

4.4. Выражение «Сын Божий» в иудейской межзаветной литературе, в греко-римском мире и в Новом Завете

4.5. Возможные варианты интерпретации личности «Сына Божия» в рукописи 4Q246

4.6. Богосыновство Мессии в Уставе собрания (lQ28a), таргуме Ионафана и апокрифах

4.7. Перворожденный Сын Божий в кумранской рукописи «Молитва Еноха» (4Q369)

4.8. «Сын Божий» как Мессия в кумранской рукописи 4Q246

Глава 5. Деяния Отрасли от корня Иессеева

5.1. Личность и деяния Мессии

5.2. Отрасль из корня Иессеева (Исайя 10:33-11:10)

5.3. Равнозначное употребление различных еврейских слов «отрасль» по отношению к Мессии по рукописи 4Q285 «Мессианский лидер», свидетельствам таргума и Евангелия

5.4. Приход Предтечи перед пришествием Отрасли Давида по рукописям «Антология мессианско-эсхатологических текстов» (4Q174) и «Дамасский документ» (CD)

5.5. Отрасль Давида в рукописи 4Q252 «Благословения патриархов»

5.6. Деяния Отрасли Иессеевой

5.7. Мессия как пророк, царь, священник и судия в кумранской рукописи 4Q175 «Мессианский сборник»

5.8. Мессианский мир по Исайя 11:6-10

5.9. Царствование Мессии по кумранским рукописям

5.10. Священническое служение Мессии по рукописи «Небесный князь Мелхиседек» (11Q13)

Глава 6. Слуга Господень: уничиженный и прославленный

6.1. Песни Слуги Господня в книге Исаии

6.2. Идентификация личности Слуги Господня

6.3. Первая песнь Слуги Господня, первая часть (Исайя 42:1-4)

6.4. Мессия как избранник Божий в первой песни Слуги и в кумранских рукописях 4Q534 и 4Q336

6.5. Исайя 51:4-6 - песнь Слуги Господня по Великому свитку Исаии

6.6. Добавление к 1-ой песни Слуги (Исайя 42:5-7) по lQIsª

6.7. Кумранская рукопись 4Q521 «Мессия неба и земли» и деяния Мессии

6.9. Вторая песнь слуги Ягве (Исайя 49:1-6) по масоретскому тексту и Великому свитку Исаии

6.10. Третья песнь слуги Господня (Исайя 50:4-11) по масоретскому тексту и Великому свитку Исаии

6.11. Четвертая песнь Слуги Господня (Исайя 52:13-53:12) по масоретскому тексту и Великому свитку Исаии

Заключение

Условные обозначения

Транслитерация древнееврейских слов

Сокращения

Библиография

Источники

Святоотеческие творения

Современная литература

Приложение 1

Приложение 2. Переводы текстов кумранских рукописей мессианского содержания

Список иллюстраций

Введение

* Для изучения мессианских пророчеств Ветхого Завета в книге привлекались как библейские, так и небиблейские рукописи Мёртвого моря. На материале библейских рукописей удалось выявить ряд интересных особенностей древнейшего текста Библии, зафиксированного в кумранских свитках. Анализ небиблейских манускриптов, найденных в районе Мёртвого моря, позволил установить, какие из пророчеств Ветхого Завета о Христе были популярны и нашли отражение и развитие в литературе иудеев Палестины периода с III века до Р.X. по I в. по Р.X., а какие - отодвинуты на второй план или вообще оставлены без внимания. Для сравнения приведено христианское, в частности, святоотеческое понимание указанных пророчеств.

* Первые рукописи Мёртвого моря были найдены в 1947 году. В течение нескольких лет последовали открытия других свитков (3-я пещера, где найден Медный свиток, была исследована в 1952-ом году; 4-я пещера - в 1954-ом). Около 20% текстов свитков было опубликовано в ближайшие после открытия годы, публикация остальных задерживалась на протяжении 35 лет1. Только в 1991-92 годах, благодаря усилиям исследователей, были опубликованы и стали доступны широкому кругу учёных остальные тексты, из которых особое значение имеют рукописи 4-й пещеры, содержащие ряд важных и интересных произведений.

* Появление массива новых текстов, позволяющих осмыслить религиозные взгляды различных кругов палестинских иудеев, обусловливает актуальность темы данной работы. В западной литературе имеются исследования библейских пророчеств с привлечением кумранского материала, но они появились ещё до публикации в начале 1990-х годов рукописей из 4-й пещеры2. Изучение новых текстов с учётом накопленного опыта представляется важным и своевременным.

* Научная новизна исследования заключается как в привлечении новых манускриптов, так и в соотнесении мессианской концепции Ветхого Завета с иудейскими воззрениями межзаветного периода и церковной традицией. Подобное сопоставление, с одной стороны, позволяет увидеть напряжённое ожидание Мессии, которым было исполнено иудейство Второго храма, с другой - показывает, что высоту ветхозаветных пророчеств о Христе не в состоянии были уразуметь даже лучшие представители иудаизма той эпохи. Взятая во всей полноте, мессианская концепция Ветхого Завета не вписывается в более узкую систему верований и представлений палестинских иудеев указанного периода, зафиксированную в кумранских рукописях, таргумах и апокрифах.

* Практическая значимость этого труда для русской богословской и исторической науки заключается в том, что в нём отражены существенные перемены, происшедшие в области мировой кумранологии за последнее десятилетие, проанализированы новые подходы исследований и дана критика старых взглядов и методологии. Данная работа позволит русскому исследователю сориентироваться не только в вопросах мессианизма Ветхого Завета, но и в более обширной сфере кумранской тематики. Она поможет избавиться от несостоятельных, но ставших привычными и до сих пор широко распространённых концепций, сформировавшихся в кумранологии за начальные 45 лет её существования. Работа прослеживает трансформацию мессианских идей в иудаизме в период позднего Второго храма и её отражение в небиблейских текстах, а также особенность и правомерность христианского толкования мессианских мест Ветхого Завета.

* Хронологические рамки работы охватывают период с III века до Р.X. по I век после Р.X.; кроме этого, приведён краткий обзор развития мессианской концепции в древнем Израиле и указаны церковные толкования III-X вв. после Р.X.

* В связи с тем, что в последнее десятилетие кардинальным образом изменились многие положения кумранологии, обзор важнейшей литературы по данному вопросу произведён наряду с кратким изложением основных этапов в изучении рукописей Мёртвого моря и вынесен в отдельную 1-ю главу.

* Достижение цели работы было бы невозможно без формулировки полноценной методологии исследования. Исследование проходило на стыке нескольких различных дисциплин: библеистики, герменевтики, кумранологии и истории. По необходимости был затронут достаточно широкий спектр методологических вопросов, чему посвящена особая 2-ая глава. Прежде всего была рассмотрена проблема идентификации развалин Кумрана, поскольку последние исследования по этому направлению не позволяют утверждать с полной уверенностью, что в Кумране находилось какое-то религиозное поселение. Проанализирован важнейший вопрос происхождения рукописей Мёртвого моря и показано, что по внешним и внутренним свидетельствам лишь около трети из них могут быть отнесены к плоду творчества каких-либо иудейских сект, а остальные манускрипты не только были созданы и переписываемы за пределами местечка Кумран, но и имели хождение в широкой среде палестинского иудейства. Рассмотрение указанных вопросов создало методологическую основу, позволившую привлекать кумранские рукописи для изучения религиозных представлений иудеев Палестины. Дополнительно освещён вопрос методов толкования Священного Писания в иудаизме периода Второго храма и в новозаветной Церкви.

* Вводящей в проблематику содержательной части работы является 3-я глава, посвящённая мессианской концепции Ветхого Завета, книги Исаии и рукописей Мёртвого моря. В этой главе решается также вопрос о том, насколько правомерно некоторые исследователи усматривают в текстах кумранских свитков ожидание палестинскими иудеями прихода двух Мессий.

* Основную содержательную часть работы представляют 4-я, 5-я и 6-я главы. В 4-ой главе рассмотрены пророчества Исаии о Мессии как отроке Эммануиле, воплотившемся Сыне Божием; отмечены интересные, иногда принципиальные разночтения Великого свитка Исаии от масоретского текста и сопоставлены идеи небиблейских кумранских рукописей. В 5-ой главе проанализировано учение книги Исаии о личности и деяниях Мессии, изложенное в перикопах о Христе как Отрасли от корня Иессеева. Наконец, 6-ая глава посвящена всестороннему разбору четырёх песней Слуги Господня, при этом указано несколько значительных разночтений Великого свитка Исаии и рассмотрен ряд замечательных небиблейских рукописей Мёртвого моря, содержащих мессианские идеи. В 4-ой, 5-ой и 6-ой главах дано для сравнения христианское понимание вышеперечисленных пророчеств о Христе в Ветхом Завете.

* В заключении сформулированы основные выводы проделанной работы. В приложении 1 приведён дополнительный материал о значении греческого перевода Ветхого Завета Семидесяти толковников в свете библейских рукописей Мёртвого моря. Приложение 2 содержит фотокопии и русский перевод наиболее значительных из рассмотренных в работе мессианских кумранских рукописей.

* Благодарности

* Написание этого труда было бы невозможно без содействия многих лиц, которым я хотел бы выразить свою благодарность. Я глубоко признателен митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру за внимание и поддержку, а также ректору Санкт-Петербургской духовной академии (СПбДА), профессору архиепископу Тихвинскому Константину, благословение которого на поездку в США сделало возможным проведение исследований по тематике рукописей Мёртвого моря.

* Огромный вклад внёс профессор СПбДА протоиерей Аркадий Иванов, внимательнейшим образом прочитавший текст и сделавший множество ценных замечаний. Я благодарю за консультации доцента СПбДА архимандрита Ианнуария (Ивлиева), преподавателей СПбДА протоиерея Александра Сорокина, Игоря Цезаревича Мироновича и Александра Васильевича Маркидонова. Особая благодарность - начальнику Протокольного отдела Санкт-Петербургской епархии Ивану Николаевичу Судосе за организационную помощь и моральную поддержку при написании этого исследования.

* Во время поездки в США в 2000 году и по возвращении в Россию кумранским исследованиям автора способствовали верующие Епископальной Церкви США: ректор семинарии Nashotah House (г. Милуоки, штат Висконсин) доктор отец Гэри Крис (Gaiy Kriss), преподаватели этой семинарии доктор Стивен Виггинс (Stephen Wiggins) и отец Майкл Тессман (Michael Tessman). Хочу поблагодарить настоятеля Свято-Троицкого храма г. Милуоки протоиерея Русской Православной Церкви заграницей Иоанна Шоу (John Show) и пастора Методистской Церкви США Сэма Грэема (Sam Е. Graham) с его супругой Айдой (Ida) за содействие в работе. В течение всего периода работы мне помогала тёплая забота протоиерея Иоанна Шилова, протоиерея Валерия Швецова, доцентов Самарского государственного аэрокосмического университета Льва Павловича Усольцева, Леонтия Николаевича Прокофьева и Николая Васильевича Власова; а также Валерия Дмитриевича и Татьяны Ивановны Кухто, Сергея Михайловича и Светланы Валерьевны Мосеевых, Илоны и Инго Виллимовских, которым я выражаю глубокую и искреннюю признательность.

Глава 1. История исследований и важнейшие публикации по свиткам Мёртвого моря, мессианизму в кумранских рукописях и в книге Исаии

* Только в последнее время большинство учёных пришли к согласию, что найденная в районе развалин Кумрана библиотека представляет собой набор разнообразных текстов, возникших в различных религиозных кругах палестинских иудеев. Поскольку данный тезис крайне важен для привлечения свитков Мёртвого моря к анализу мессианской концепции книги Исаии в межзаветный период3, необходимо подробнее остановиться на истории исследований кумранских манускриптов и развернувшейся вокруг них в XX веке жаркой научной полемике.

1.1. История открытия

* В феврале или марте 1947 года (по иным источникам - ещё в 1946 году) два юноши-бедуина из племени таамире, Мухаммед Эд-Диб и Омар, пасшие стадо коз и овец в Иудейской пустыне в районе Вади Кумран (в двух километрах западнее Мёртвого моря и в 13 километрах южнее Иерихона), обнаружили в одной из пещер свитки из старой кожи, завёрнутые в льняную ткань4. По версии подростков, они наткнулись на эту пещеру случайно, проходя мимо в поисках убежавшей козы. Желая узнать, не упала ли коза в пещеру, они бросили туда камень и услышали звук разбивающейся посуды. В надежде, что это клад, они забрались внутрь, но ничего там не нашли, кроме кожаных свитков. Впрочем, такова версия событий в изложении самих бедуинов. Большинство учёных сейчас считает её неточной - предполагается, что бедуины целенаправленно осматривали пещеры в поисках предметов старины5. Вначале юноши пытались нарезать из кожи ремни для сандалий, но материал оказался слишком ветхим. Рассмотрев на свитках непонятные письмена, они через своих родственников предложили странные рукописи антиквару и вскоре первые семь свитков попали к учёным. Четыре манускрипта купил у антиквара иерусалимский митрополит Сирийской (несторианской) церкви Афанасий, другие три - профессор Еврейского университета Э. Л. Сукеник (Е. L. Sukenik).

* Митрополит Афанасий, желая понять, что за рукописи попали к нему, показал их специалистам из Американской школы восточных исследований, которые установили их двухтысячелетний возраст. Эти учёные объявили в прессе о находке древнейших еврейских рукописей из Палестины 11 апреля 1948 года, а через некоторое время о том же заявил и Э. Сукеник. Митрополит Афанасий вывез рукописи в США, где на протяжении нескольких лет пытался продать их, но безуспешно, поскольку потенциальные покупатели сомневались в подлинности свитков. Только в 1955 году представитель государства Израиль купил их за 250 тысяч долларов, и рукописи вернулись на родину. Первые семь найденных рукописей были: Великий свиток книги Исаии (lQIs ), Устав общины (1QS), Комментарий на книгу Аввакума (lQpHab), Благодарственные гимны (1QH), Малый свиток книги Исаии (lQIsb), Свиток войны (1QM), Апокриф книги Бытия (lQapGen). Сейчас они представлены в иерусалимском «Музее книги», построенном специально для хранения и исследования рукописей Мёртвого моря.

1.2. Ранние исследования и публикация первых рукописей Мёртвого моря

* Последовавшие в 1951-1956 годах поиски и археологические раскопки привели к открытию новых рукописей в пещерах Иудейской пустыни6:

  1. в 11-ти пещерах неподалёку от руин поселения Кумран;
  2. в руинах древней израильской крепости Масада;
  3. в 4-х (по другим сведениям - в 5-ти) пещерах Вади Мурабаʽат;
  4. в пещерах Нахал Хевер (рядом с Вади Хабра);
  5. в пещере Нахал Це’елим (неподалёку от Вади Сейал);
  6. в пещере Нахал Мишмар (близ Вади Матрас);
  7. в руинах греческого монастыря в Хирбет Мирд (древней Гиркании);
  8. в генизе синагоги Ездры в Старом Каире;
  9. согласно некоторым исследователям - даже в пещере Вади эд-Далийег (самаритянские папирусы).

* Для всех найденных в указанных местах манускриптов употребляют название «рукописи Мёртвого моря» в широком смысле. Найденные в районе Кумрана свитки представляют собой особый важный класс, поэтому их называют кумранские рукописи или «рукописи Мёртвого моря» в узком смысле (только они и рассматриваются в данной работе). Свитки из Масады, которые соотносятся с ними хронологически, и документы из каирской синагоги, связанные с ними тематически, также иногда включают в «рукописи Мёртвого моря» в узком смысле или кумранские7.

* Всего в районе Кумрана было обнаружено 11 пещер, в которых было найдено более 10 хорошо сохранившихся свитков и около 25 тысяч фрагментарных обрывков, многие из которых не превышают по размеру почтовую марку. Первоначально, когда свитки были неповреждёнными, в библиотеке находилось, видимо, не менее тысячи манускриптов. В настоящее время из обрывков путём сложного анализа и сопоставления удалось выделить около 900 фрагментов древних текстов8. В 4-ой пещере было найдено максимальное количество фрагментов - около 15 тысяч9. Рукописи написаны преимущественно на древнееврейском и арамейском языках, и лишь немногие - по-гречески.

* В 1951 году в районе Хирбет Кумрана работала экспедиция под руководством Ланкастера Хардинга (Lankester Harding), директора Иорданского департамента древностей, и отца Ролана де Во (Roland de Vaux) из иерусалимского Французского библейско-археологического института. Несколько сезонов подряд раскопки проводились зимой (поскольку летом там стоит невыносимая жара), причём с 1952 по 1956 год работами руководил отец Ролан де Во. Он публиковал предварительные отчёты о своих исследованиях, однако окончательный отчёт, в котором были бы проанализированы все найденные на месте раскопок предметы, так никогда и не увидел свет10. Отсутствие итогового отчёта не позволяет археологам сделать точные выводы о том, чтό же было найдено в Хирбет Кумране11. Это - одна из причин продолжающихся дискуссий об идентификации Кумрана.

* В начале 1950-х годов правительство Иордании (на территории которой находился тогда район открытий) разрешило иностранным учёным сформировать группу исследователей, которые имели бы дело с поступающими из пещер текстами. Была создана группа из 8 молодых учёных, на которых была возложена ответственность - но в то же время и привилегия! - публиковать все тексты12.

* Молодые исследователи положили хорошее начало своей работе, издав в 1955 году первый том из последовавшей за тем многолетней серии «Открытия в Иудейской пустыне» (Discoveries in the Judean Desert, далее сокращённо: DJD), посвящённый манускриптам из 1-й пещеры13. Работа подобного рода неизбежно медленна, - писал в предисловии Г. Л. Хардинг. - Наверняка может пройти несколько лет, пока серия будет завершена. Однако он не мог предвидеть, что работа не будет завершена ещё в течение почти полстолетия. Что послужило причиной этого?

* С одной стороны, работа требовала больше времени, чем предполагаюсь изначально, поскольку перед исследователями встала сложная задача восстановления первоначального текста манускриптов по плохо сохранившимся, разрозненным и неполным отрывкам рукописей. Вначале планировалось опубликовать только фотографии манускриптов, но этому всё равно должен был предшествовать этап подбора фрагментов. Даже сейчас, после произведённой публикации почти всех текстов, работа по комбинированию отрывков продолжается и приносит весьма интересные результаты14.

* Первая группа исследователей хорошо справлялась со своей работой, но теперь ясно, что задача была слишком обширной, а группа учёных - слишком малой15. 2-й том серии DJD вышел в 1961 году (с текстами из Масады)16, 3-й в 1962 (с текстами рукописей из 2, 3, 5, 6, 7 и 10 - так называемых малых (по сравнительному количеству найденных свитков) пещер17. 4-й том DJD, опубликованный в 1965, был посвящён единственной рукописи Книги псалмов из 11-й пещеры18. И только в 1968 году (спустя 20 лет после открытия, когда рукописи уже вовсю обсуждались и обрастали различного рода научными теориями и околонаучными догадками!) в 5-ом сборнике DJD были опубликованы первые тексты из основной по количеству найденных там свитков 4-й пещеры19.

* К этому моменту медленный процесс публикации рукописей практически остановился. В результате шестидневной войны в июне 1967 года собственником Палестинского археологического музея, где хранились фрагменты свитков, стало государство Израиль. Члены научной группы по публикации рукописей в большинстве своём держались проарабских убеждений и с большой неохотой продолжали работу под израильским покровительством, даже несмотря на гарантию невмешательства в их дела20. В результате через десять лет (в 1977 году) вышел 6-й том из серии DJD, содержащий несколько не слишком важных текстов21.

* К этому времени, однако, сообщество учёных значительно выросло, к несчастью для официальной команды по изучению свитков, - пишут современные исследователи рукописей. - Рукописи, которые уже были опубликованы, произвели переворот в исследованиях Библии, раннего иудаизма и раннего христианства. Мысль о том, что сотни текстов - более половины того, что было найдено - никогда не были видны за пределами маленького круга привилегированных редакторов, сводила с ума и была, по словам британца Гезы Вермеса (Geza Vermes), академическим скандалом века«22.

* Усугублял проблему тот факт, что международная группа учёных завершила первоначальную работу по реконструкции манускриптов уже к 1960 году. Однако они решили, что простой публикации свитков будет недостаточно. Изучение рукописей стало целой областью древней истории, и «надлежащая» (по их мнению) публикация манускриптов должна была включать огромный анализ, обширный синтез и детальную оценку для каждого фрагмента его места в истории иудаизма, христианства и человечества. Эта задача была бы обременительной даже для большой группы учёных, для малой группы она была просто невыполнимой. И несмотря на то, что группа стала медленно расширять свои ряды, <...> она всё ещё отказывалась разрешить доступ к текстам для других исследователей23.

1.3. Возникновение и распространение «стандартной модели» (ессейско-кумранской гипотезы)

* Это не правда, что уже через месяц после открытия свитков каждый думал, что ессеи написали их, хотя в ретроспективе может показаться так, - пишут М. Уайз, М. Абегг и Э. Кук. - <...> Правда то, что предварительный пресс-релиз в апреле 1948 года упоминал их, и как популярные, так и академические исследования первых свитков делали выводы в пользу ессейского авторства24. На заре кумранских исследований, в силу ограниченного количества свитков, попавших первоначально в руки учёных и подвергшихся анализу, а также под влиянием интерпретации развалин Кумрана, предложенной отцом Роланом де Во, проведшим не вполне корректную аналогию между средневековым католическим монастырём и гипотетическим поселением ессеев, эта теория получила широкое распространение. Она гласила, что почти все или даже все свитки, найденные в пещерах, были написаны в самом Кумране, где жила одна из общин ессейского религиозного движения (в следующей главе теория отца Р. де Во будет рассмотрена подробнее). В силу своего широкого распространения до момента, когда все тексты стали доступны исследователям, эта теория, получившая название «кумрано-ессейской», называется теперь ещё «стандартной моделью»25.

1.4. Публикация неизданных ранее рукописей и полемика со «стандартной моделью»

* На протяжении 1970-1980-х годов в учёных кругах катастрофически нарастало недовольство тем, что публикация текстов идёт неоправданно медленно. Члены официальной группы продолжали время от времени публиковать отдельные тексты, однако управление этим процессом всегда оставалось в их руках. Даже когда тексты публиковали, это выглядело как noblesse oblige [положение обязывает] и воспринималось как высокомерие, скрывающееся за медленным темпом публикаций26. Остальные учёные искали пути для свободного доступа к текстам манускриптов27. Этому способствовали новые условия: несколько членов официальной группы умерло, некоторые заявили о слишком слабом здоровье.

* В начале 1990-х годов монополия на право доступа к текстам рукописей была, наконец, преодолена. В 1990 году Джон Страгнелл (John Strugnell), который был главой международной группы по изучению рукописей с 1987 года, ушёл в отставку под давлением израильского Департамента древностей (Antiquities Authorities) за свои непочтительные комментарии об иудаизме. Департамент назначил ответственными за проект израильских учёных, которые начали приглашать всё большее количество исследователей вступить в команду, чтобы ускорить публикации28. На падение монополии повлияли и внешние обстоятельства: в своё время официальная группа составила конкорданс - всеобъемлющий список всех слов неопубликованных рукописей, в котором для каждого слова был указан контекст (одно или два соседних слова). Ещё до своей отставки Дж. Страгнелл разрешил нескольким академическим библиотекам получить копии конкорданса. Теоретически, пользуясь этим списком можно было восстановить не только отдельные строки, но рукописи свитков целиком. Это и сделал с помощью персонального компьютера Мартин Абегг (Martin Abegg), студент Еврейского объединённого колледжа в г. Цинциннати, под руководством Бена Циона Уочолдера (Ben Zion Wacholder)29. Первый том до того неопубликованных рукописей вышел в сентябре 1991 года. В конце этого же месяца библиотека Хангтингтона (Южная Калифорния) объявила о имеющихся в её распоряжении фотографиях всех неопубликованных свитков и неограниченном доступе к ним для исследователей. В декабре 1991 года новый глава международной группы учёных Эммануэль Тов (Emanuel Τοv) объявил, что всем учёным предоставляется свободный и безусловный доступ к фотографиям рукописей Мёртвого моря30.

* Из наиболее значительных изданий текстов и переводов новых рукописей, вышедших после этого момента помимо серии DJD, можно назвать прежде всего книгу Роберта Эйсенмана и Майкла Уайза Приоткрытые рукописи Мёртвого моря: первый полный перевод с толкованием 50-ти ключевых документов, недоступных в течение 35 лет31 с текстами на еврейском (арамейском) и английском, препровождаемыми обстоятельными комментариями. Большое значение имел выход в 1996 году книги Майкла Уайза, Мартина Абегга и Эдварда Кука «Рукописи Мёртвого моря: новый перевод»32, снабжённой подробным введением и предисловием к каждой рукописи. Во введении к книге авторы аргументированно обосновывают возникновение текстов из различных течений палестинской религиозной мысли и отвергают ессейскую теорию. Последняя была отправной точкой у автора другого важного сборника переводов рукописей - Флорентино Гарсиа Мартинеца (Florentino Garsia Martinez). Его книга под названием «Рукописи Мёртвого моря в переводе»33, вышедшая одновременно с предыдущим сборником, отличается более высоким уровнем текстологических комментариев, однако её недостатком является то, что первоначально перевод был сделан на испанский, и лишь затем - на английский. К 2002 году завершилась публикация рукописей и в официальной серии DJD34. Были изданы тома с 8 по 39, в последнем из них содержится индексный указатель опубликованных рукописей. За последнее десятилетие появилось также несколько учебных изданий, в которых еврейский текст рукописей идёт параллельно с английским переводом (например, двухтомник всех небиблейских манускриптов рукописей Мёртвого моря, изданный Флорентино Мартинецем и Эйбертом Тигчалааром35).

* Говоря об интерпретации свитков в целом, можно сказать, во-первых, о продолжающейся линии авторов, разделяющих кумрано-ессейскую теорию. Одна из лучших книг такого рода - «Рукописи Мёртвого моря сегодня’’ Джеймса Вандеркама (1994 год)36. Среди исследователей, придерживающихся «стандартной модели», можно выделить особое направление школы «исторического Иисуса», во главе которого стоит Джеймс X. Чарльзуорт (James Н. Charlesworth). Проводя работу по восстановлению «личности исторического Иисуса», то есть образа Христа, «очищенного» от позднейших наслоений и истолкований и понимаемого в земном, человеческом плане, без учёта Его Божественной природы, Джеймс Чарльзуорт пытается выяснить, какое влияние могли оказать ессеи на Иисуса Христа, а в каких случаях Он мог с ними полемизировать. Основной труд учёного на эту тему - сборник, написанный вместе с рядом других авторов, «Иисус и рукописи Мёртвого моря» (первое издание вышло в 1992 году)37. Взгляды исследователя стали известны в России благодаря публикации его лекции в журнале «Мир Библии» в 2000 году38. Проблема подхода Дж. Чарльзуорта заключается в изначальной принадлежности школе «исторического Иисуса»: пытаясь проанализировать человеческие мотивы поведения и «закрывая глаза» на божественную природу Спасителя, учёный говорит о влиянии по существу, то есть, в принципиальных богословских вопросах, ессеев на Христа в том учении, которое Он возвещал39. Но если твёрдо стоять на позиции Халкидонского ороса, необходимо помнить о богооткровенном характере учения Христа: вероучительные истины были открыты Ему Отцом Небесным и переданы через Него апостолами всему миру40. Общность же некоторых идей в кумранских свитках и в Евангелии - это всего лишь факт напряжённого размышления иудеев над вопросами веры в ожидании пришествия Мессии.

* В целом среди учёных, поддерживающих кумрано-ессейскую теорию, можно видеть широкий спектр взглядов в отношении влияния ессейских, по их мнению, идей, на учение Иисуса Христа. Многие из авторов вместо умеренной позиции двух вышеназванных исследователей, утверждают более радикальное влияние вплоть до отождествления лиц, упоминаемых в кумранских документах, с личностью Иисуса Христа или христианских апостолов. Один из наиболее деятельных современных учёных этого направления - Роберт Эйсенман (Robert Eisenman), издавший вместе с М. Уайзом упомянутый выше первый перевод до этого недоступных рукописей. Р. Эйсенман рассматривает кумранские рукописи как творения палестинских иудео-христиан, а лиц, о которых говорится в кумранских рукописях Дамасском документе, Толковании на Аввакума и Толковании на псалмы, а именно - Учителя праведности. Человека лжи и Злого первосвященника - он идентифицирует соответственно как ап. Иакова, ап. Павла и первосвященника Ананию (при котором был убит ап. Иаков)41.

* В последнее десятилетие всё большую силу набирают альтернативные (по отношению к «стандартной модели») подходы в изучении рукописей. Изданная в 1994 году книга Лоренца Шифмана «Возвращая рукописи Мёртвого моря»42 рассматривает документы как строго иудейские. Автор предлагает неессейское происхождение рукописей, привлекая в качестве ключевого текст «Галахического письма» (4QMMT) и видит в нём свидетельство спора между саддукеями (по его мнению, авторами свитков) и фарисеями. В том же году Роберт Донсель (Robert Donceel) и Паулина Донсель-Вут (Pauline Donceel-Voûte) на основе анализа записей о. Р. де Во предложили идентификацию развалин Кумрана как загородного поместья (виллы)43. Годом позже (в 1995) вышла известная книга Нормана Голба (Norman Golb) «Кто написал рукописи Мёртвого моря?»44, в которой автор критикует традиционную ессейскую теорию происхождения рукописей. В книге больше вопросов, чем ответов, однако она крайне важна для понимания слабых сторон кумрано-ессейской гипотезы и в качестве прекрасного доказательства разнообразных источников происхождения найденных в иудейской пустыни манускриптов. Наконец, в 1998-2002 годах большую известность и определённую поддержку в научных кругах приобрели результаты исследований израильского учёного Йицхара Хиршфельда (Yizhar Hirschfeld), производившего в рамках программы центра «Орион» (созданного специально для изучения рукописей Мёртвого моря) аэрофотосъёмку Кумрана, а также археологические изыскания в Кумране и других местах Палестины. Он пришёл к выводу о том, что Кумран был укреплённым феодальным поместьем, но не ессейским центром45.

1.5. Исследования кумранских рукописей в России46

* В середине XX века, когда произошло открытие кумранских манускриптов, в послевоенной России продолжала сохраняться крайне неблагоприятная для объективных исследований религиозной литературы обстановка. Официальным государственным мировоззрением был атеистический марксизм-ленинизм, и с его позиции велись все гуманитарные исследования в Советском Союзе. Прочие точки зрения в официальную печать не допускались.

* В силу этого в официальной советской науке уже с первых лет после начала кумранских исследований сформировался единый общий подход, а конкретные исследователи могли лишь незначительно варьировать свои убеждения внутри определённого идеологического коридора. Альтернативный взгляд имел место только в среде церковных исследователей, однако, в силу гонений на Церковь, возможности реально оппонировать официальной светской науке у церковных учёных практически не было.

* Первые журнальные публикации, посвящённые рукописям, появились в России в 1956 году47, а первая небольшая монография вышла 3 года спустя - это изданная в Минске книга Г. М. Лившица «Кумранские рукописи и их историческое значение»48. Весьма любопытно, что в ней наметился тот подход, который будет доминировать в официальной советской, а потом русской кумранологии вплоть до конца XX века! Идеи, высказанные здесь Г. М. Лившицем конспективно, были пространно изложены в его другой книге, изданной 11 лет спустя49. Исходя из марксистко-ленинской установки о том, что христианство - это социальное движение, основанное на легенде о страданиях и воскресении Мессии, Лившиц спешит найти те самые «корни мифа», из которых и произошло христианство. Прямо отождествить лидера гипотетических кумранитов Учителя праведности с Иисусом Христом он не решается, однако с радостью хватается за гипотезы, которые пытались найти элементы божественного отношения к Учителю праведности у его последователей и приписать заимствование этих элементов христианами. Он пишет: нельзя отрицать наличие известного родства между кумранскими сектантами и ранними христианами. Они имели много общих черт в области идеологии, обрядов и организационной структуре своих общин. Их сближала вера в Божественного Спасителя. Ранние христиане заимствовали у кумранских сектантов легендарный образ «Праведного учителя, у которого много общего с евангельским Иисусом Христом»50. Впрочем, осознавая глубокую разницу между христианским учением и учением той иудейской ассоциации, из среды которой произошли некоторые из найденных в Кумране свитков, Г. М. Лившиц оговаривается, что христианство являлось синкретической религией, впитавшей в себя элементы многих религиозных и идеалистических философских систем51. В целом он стоит на позиции Ф. Энгельса, думавшего, что христианство выдержало некую «конкурентную борьбу» с другими возникавшими в то время в Палестине и на Востоке религиозными движениями52. Оно преодолело «недостатки» гипотетических кумранитов - вышло из иудейской национальной замкнутости и обратилось к широким социальным слоям53.

* Всего лишь год спустя после первой работы Г. М. Лившица вышла книга И. Д. Амусина «Рукописи Мёртвого моря»54, которая на несколько последующих десятилетий стала основным ориентиром для советской и русской кумранологии и до сих пор пользуется популярностью. В целом добросовестный, этот труд испытал на себе как безусловное влияние стандартной модели кумрано-ессейской гипотезы, так и атеистической советской идеологии. Подобно практически всем учёным того времени, подпавшим под влияние взглядов отца Ролана де Во и не имевшим доступа к большинству найденных текстов, И. Д. Амусин не ставил под сомнение существование в Кумране религиозной общины и видел в ней ответвление ессейского движения55. Исходя из марксистской идеологической установки, отвергающей историчность и самостоятельность христианства, И. Д. Амусин, подобно Г. М. Лившицу, рассматривает ессейскую общину как один из важных элементов, из которых создавалось раннее христианство56. Естественно, такой подход вынудил его идти на определённые натяжки. В качестве примера можно указать на сделанный им перевод 1-3 строк 8 столбца «Комментария на Аввкакума»: исполняющих закон в доме Иуды Бог спасёт от дома суда за их страдания и веру ( אֲמָנָה «амана) в Учителя праведности»57. Однако слово «вера» в ветхозаветный период ( אֱמָוּנָה, «эмуна») означала не систему догматических понятий, а прежде всего доверие, уверенность. Вера в Бога в таком смысле - это доверие Богу, вверение себя Его благой воле, уверенность в Его промысле о нас. В этом отношении показательно выражение из книги Второзакония 32:4: «Бог верности» ( אֶמָוּנָה אֵל, «эл эмуна»), т.е. «Бог, достойный доверия», не обманывающий верующего. Форма, более соответствующая орфографии кумранского оригинала ( אֲמָנָה, «амана»), встречается в позднем библейском тексте и передаёт понятие «договор, обязательство» (Неемия 9:38), например - обязательство царя выдавать ежедневное содержание певчим Иерусалимского храма (Неемия 11:23). Неадекватность библейского смысла переводу И. Д. Амусина была столь существенна, что вскоре в печати появилась реплика К. Б. Старковой,58 в которой она не только разъясняла библейское значение термина, но и давала вполне адекватный уточнённый перевод: ради их труда и обязательства в отношении Праведного учителя (или: ...верности Праведному учителю)59. В этом переводе переданы земные, человеческие отношения загадочных сектантов со своим руководителем, но отнюдь не появление в сектантской среде доктрины божественности их учителя! Именно такой смысл передан в английских переводах рукописей как сторонников кумрано-ессейской гипотезы (например, Ф. Г. Мартинеца и Э. Дж. Тигчелаара60), так и её противников (в издании М. Уайза, М. Абегга и Э. Кука61): слово אֲמָנָה («амана») переводится как loyalty (верность, преданность, лояльность). К сожалению, несмотря на замечание К. Б. Старковой, И. Д. Амусин сохранил свой спорный перевод и в отдельном издании текстов, вышедшем 10 лет спустя62.

* В целом советский период можно охарактеризовать как неблагоприятный для исследований в кумранологии: за 35 лет (до начала 1990-х годов) на русском языке было подготовлено к изданию всего 2 сборника текстов Кумрана, в которых содержались переводы лишь 23 рукописей (особенно это огорчает сейчас, когда за рубежом уже опубликовано около 900 текстов), изданы только 10 книг (из них две - переводные), и всего около 60 статей в периодических изданиях. К примеру, уже к 1965 году в мире насчитывалось около 6 тысяч публикаций иностранных авторов, посвящённых рукописям Мёртвого моря63. В отличие от зарубежной науки, в которой существует около десятка периодических журналов, посвящённых свиткам, в России до сих пор нет регулярных изданий.

* Из церковных учёных на событие находки рукописей первым откликнулся архиепископ Михаил (Чуб), опубликовавший две статьи в ЖМП - в 1957 и 1958 годах: «К десятилетию открытий на берегах Мёртвого моря»64 и Иоанн Креститель и община Кумрана65. Как и остальные учёные того времени, он оказался под непосредственным влиянием кумрано-ессеской гипотезы. Однако его объяснение того, почему в рукописях из Кумрана и учении Христа можно найти общие идеи, не только до сир пор не потеряло актуальности, но даже лучше согласуется с новыми исследованиями: «учение и терминология кумранитов явились составной частью <...> евангельского приготовления66, - т.е. приготовления широких слоёв палестинского иудейства к проповеди Мессии, совершившегося по Божественному промыслу.

* В 1965 году нынешний профессор СПбДА протоиерей Владимир Сорокин защитил в Ленинградской духовной академии кандидатскую диссертацию «Рукописи Мёртвого моря». Она представляла собой самое обширное церковное исследование на эту тему, в котором была предпринята попытка не только обозреть важнейшие рукописи, но и оценить их с христианско-исторической точки зрения. Отец Владимир опубликовал также статью на эту тему в «Богословских трудах»67. Уже после начала перестройки в журнале «Мир Библии» была опубликована краткая, но весьма важная статья протоиерея Александра Меня, первоначально изданная за границей к 30-летию кумранских открытий68. Отец Александр взял за основу кумрано-ессейскую гипотезу, однако блестяще показал, что несмотря на определённые внешние сходства, между писаниями религиозной общины (гипотетических ессеев), которой принадлежала часть рукописей, и учением Христа имеется принципиальное различие. Этому же вопросу была посвящена статья К. В. Сомова «Ессеи и христиане»69 и одна из лекций по основному богословию в МДС профессора А. И. Осипова70.

* После начала демократических преобразований в 1996 г. в Санкт-Петербурге был опубликован 2-й том «Текстов Кумрана», подготовленный к изданию ещё в 1967 году, но тогда не изданный71. В нём приведены преимущественно документы, регламентировавшие деятельность неизвестной иудейской религиозной общины, рукописи которой составляют около 30% от числа всех манускриптов древней библиотеки.

* К сожалению, немногочисленные русскоязычные публикации последнего десятилетия практически не учитывают новые зарубежные исследования, а лишь продолжают линию, сформировавшуюся ещё в советский период. Здесь можно упомянуть о книге петербуржского исследователя И. Р. Тантлевского «История и идеология кумранской общины» изданной в 1994 году72. Автор предлагает свою версию «стандартной модели», в которой не только игнорирует признанный ныне даже консервативными учёными факт неессейского происхождения большинства рукописей, но и производит методически необоснованное манипулирование текстами рукописей в отрыве от контекста. Он строит целую систему, призванную отвергнуть оригинальность христианства и представить последнее как почти точный слепок с кумранской идеологии. Однако во многих местах своей работы автор делает предположения, которые не находят прямого доказательства. Тогда он прибегает либо к спорному чтению или переводу кумранских текстов, либо к доказательству по аналогии, которое скорее является иллюстрацией: находя некие общие идеи в кумранских рукописях, новозаветных книгах, гностических писаниях и творениях отцов Церкви, он делает выводы в пользу своей теории. Такой подход не может быть признан методологически правильным, поскольку значение и авторитет новозаветных книг, святоотеческих трудов, гностических произведений и рукописей Мёртвого моря совершенно различны, также, как различен исторический и религиозный контекст, в котором они появились и имели хождение.

* За последние несколько лет ситуация принципиально не изменилась. В 2002 году вышла книга А. Владимирова «Кумран и Христос»73. Отказавшись от выводов И. Р. Тантлевского, но испытывая в целом сильную зависимость от его труда и восприняв его методологию, А. Владимиров привлекает к своим построениям уже не только апокрифы и гностические произведения, но даже оккультные труды Н. Рериха и Е. Блаватской. Он строит собственную систему, в которой пытается датировать срок жизни «исторического Иисуса» почти на столетие раньше общепринятой даты, отождествив Его с Учителем праведности.

1.6. Важнейшие публикации по мессианизму в рукописях Мёртвого моря

* Практически все авторы, затрагивавшие вопросы соотнесения рукописей Мёртвого моря и христианского учения, касались и мессианских воззрений, выраженных в кумранских свитках. В силу огромного количества работ представляется разумным указать только наиболее значительные из исследований последних лет.

* Две книги из новой серии Исследования свитков Мёртвого моря и родственной литературы (Studies in the Dead Sea Scrolls and Related Literature) посвящены вопросам мессианизма в рукописях. Первая, вышедшая в 1997 году, представляет собой сборник ведущих учёных и называется Эсхатология, мессианизм и рукописи Мёртвого моря74. К сожалению, статьи сборника не выражают какую-либо цельную концепцию, что несколько уменьшает его ценность. Вторая книга - это монография известного католического учёного, на протяжении десятков лет занимающегося изучением кумранских рукописей, Джозефа Фитцмайера (Joseph A. Fitzmyer) Рукописи Мёртвого моря и истоки христианства75. Автор анализирует все фрагменты рукописей, в которых имеется упоминание о Мессии. Будучи сторонником кумрано-ессейской теории в её умеренном варианте, он признает неессейское происхождение большинства рукописей. В его предыдущих фундаментальных трудах по кумранским рукописям также много материала по мессианизму76.

* Достаточную известность приобрело недавнее исследование Дж. Коллинза Скипетр и звезда77, посвящённое исследованию мессианских идей в ближневосточной литературе на рубеже эр, в том числе в кумранских текстах.

* Специальные исследования, посвящённые мессианской концепции книги Исаии в связи с кумранскими свитками, мне не известны. В уже достаточно старой работе Уильяма Браунли (William Brownlee) внимание уделяется значению рукописей для изучения книги Исаии, как это и следует из названия: Значение свитков Кумрана для Библии (с особым вниманием к книге Исаии)78. А в недавнем (1999 года) исследовании Фреда Миллера (Fred Miller), посвящённом Великому свитку Исаии79, основное внимание уделяется особенностям кумранского текста по сравнению с масоретским.

* Некоторые другие интересные, но менее обширные и значительные исследования, будут указаны в тексте настоящей работы в следующих главах.

Глава 2. Методология использования рукописей Мёртвого моря для изучения Священного Писания

* Прежде, чем перейти к анализу мессианской концепции Ветхого Завета, необходимо выяснить, в какой степени рукописи Мёртвого моря могут быть привлечены для изучения религиозных верований палестинских иудеев в межзаветный период. Для этого надо рассмотреть совместно как внешние (или археологические), так и внутренние (текстуальные) свидетельства. Рассмотренные во взаимной связи друг с другом, они позволят ответить на ряд вопросов: принадлежала ли библиотека, найденная в 11-ти пещерах неподалёку от Хирбет Кумрана, какой-либо из иудейских религиозных общин, и если да, можно ли однозначно идентифицировать эту общину с ессеями? Все ли книги переписывались в Кумране, или какая-то часть их привозилась извне? Представлены ли в рукописях Мёртвого моря только произведения сектантов или также тексты, возникшие и имевшие хождение в широких кругах палестинского иудейства?

Рис. 2.1. Рис. 2.1. Пещеры 4-я и 5-я (обведены), а также 7-я, 8-я, 9-я и 10-я в непосредственной близости от кумранских развалин

2.1. Проблема идентификации развалин Кумрана

* Уже первые исследователи Ланкастер Хардинг и отец Ролан де Во обратили внимание на развалины какого-то поселения, находившегося неподалёку от пещер, в которых были найдены свитки: 1-я и 2-я пещеры располагаются примерно в полумиле на север от развалин, 3-я и 11-я - ещё дальше, но зато 4-я и 5-я, а также пещеры с 7-й по 10-ю - в непосредственной близости от кумранского комплекса (см. рис. 2.1)80. Встал вопрос: есть ли связь между этим поселением и обнаруженными в пещерах свитками? Поскольку среди первых найденных в пещерах манускриптов были рукописи, описывающие внутреннюю организацию какой-то религиозной общины, то первые исследователи предположили, что упомянутая община и жила в непосредственной близости от места находок - а именно, в тех строениях, развалины которых находятся в Хиреет Кумране.

* О наличии определённой связи между рукописями из пещер и Кумраном свидетельствует тождество типа керамических осколков, найденных в Кумране, и сосудов, в которых были спрятаны манускрипты81. Из этого первые исследователи сделали вывод, что в Кумране жила религиозная община. Но данный факт легко объяснить и альтернативными теориями: если на месте Кумрана было не религиозное поселение, а феодальное поместье, вилла или крепость, тогда там непременно были сосуды, которые можно было востребовать в нужный момент, чтобы поместить в них и спрятать в пещерах поблизости привезённые из другого места свитки. Таким образом, связь между керамикой Кумрана и сосудами в пещерах может быть объяснена с позиций разных гипотез.

2.1.1 Идентификация Кумрана в качестве религиозного поселения

* После начала раскопок отец Ролан де Во, учитывая близкое расположение пещер с найденными свитками, высказал предположение, что развалины представляют собой остатки древнего поселения иудейской сектантской группы, образ жизни которой отличался простотой. В пользу того, что здесь было религиозное поселение, выдвигались следующие аргументы82:

  1. большая часть помещений - небольшие по размеру, они могли быть частными комнатами;
  2. рядом расположено большое кладбище;
  3. некоторые большие ванны могли служить ритуальными бассейнами общины, использовавшимися для обрядов очищения.

* В пользу сектантского характера общины, по мнению де Во, свидетельствовали следующие факторы:

  1. некоторые свитки, найденные первыми, имели сектантское содержание (это текстуальное свидетельство уже не воспринимается столь однозначно);
  2. одна из комнат, ориентированная в сторону Иерусалима, была принята о. Р. де Во за трапезную - он считал, что священные трапезы, описанные в свитках, связывались с жертвоприношениями в иерусалимском Храме;
  3. были найдены кувшины с костями животных, что было интерпретировано как возможные жертвоприношения животных;
  4. присутствовавшие в развалинах 561 серебряная тетрадрахма - монеты особой номинации, использовавшейся для оплаты храмового налога - были восприняты как денежный запас сектантской организации.

* Об аскетизме членов общины, по предположению отца Р. де Во, свидетельствовали следующие моменты:

  1. расположение в пустыне;
  2. многократное повторение ритуала очищения;
  3. простота кувшинов, отсутствие на них декоративных деталей, из чего заключали, что они изготовлены на месте, а не привезены извне;
  4. однообразие тарелок, что было понято как отсутствие рангов и привилегий у членов гипотетической общины;
  5. отсутствие женских украшений и вообще женских скелетов;
  6. простота захоронений и отсутствие в них предметов.

* В описанном виде (иногда с некоторыми вариациями) гипотеза отца Р. де Во получила широкое распространение. Однако при анализе археологических свидетельств нужно иметь в виду, что при раскопках археологи обнаруживают не безусловно неоспоримые факты, а так называемые артефакты - т.е. предметы, происхождение, назначение и способ использования которых не всегда бывает изначально понятным: например, до сих пор продолжается дискуссия о назначении огромных резервуаров воды в Кумране. Артефакты необходимо правильно понять, причём их общее истолкование должно представлять внутренне гармоничную, непротиворечивую систему83. К сожалению, объяснение, предложенное отцом Роланом де Во игнорировало некоторые артефакты (высокохудожественные стеклянные изделия, изысканные резные урны и др.) или неправильно их истолковывало (например, гипотеза о наличии скриптория при всего лишь двух найденных чернильницах никак не могла объяснить присутствие в кумранских рукописях почти 500 разных видов почерков). Поэтому после выявления слабых сторон приведённой гипотезы отца Р. де Во появились другие интерпретации найденных артефактов.

* Уязвимая сторона данной гипотезы заключается в её построении на анализе семи первых найденных документов, из которых больше половины (по крайней мере, 4 из 7) действительно были созданы членами неизвестных иудейских сектантских ассоциаций. Однако в настоящее время на основе анализа содержания всех известных свитков можно утверждать, что только треть рукописей отражают воззрения иудейских сектантских общин84, причём не одной, а нескольких (см. §2.2.2). По-другому могут быть интерпретированы и артефакты85: небольшие по размеру комнаты могли быть предназначены для хранения овощей или разного рода продукции. Большие ванны могли служить цистернами для резервного хранения запасов воды, на случай засухи или осады. Кладбище находится слишком близко к стене, чтобы удовлетворять условиям ритуальной чистоты, кроме того, женский и детские скелеты всё же были найдены, хоть и в некотором отдалении. Расположение поселения в пустыне могло быть продиктовано необходимостью фортифицировать данный район, хотя оно могло представлять из себя и защищённый центр большого земельного угодья. Наконец, были найдены не только простые предметы, но и ряд весьма сложных произведений искусства.

* В первой половине 1990-х Джозеф Пэтрич (Joseph Patrich) и другие израильские археологи попытались найти сеть тропинок, которые могли связывать уединённые жилища кумранских отшельников со зданиями основного комплекса (в средневековых монастырях всегда была подобная сеть дорожек от келий до церкви и трапезной). Никаких следов тропинок от гипотетических шатров и палаток отшельников найти не удалось. Следы подобного рода обычно хорошо сохраняются в пустыне и известны археологам: так, например, временные стоянки бедуинов без труда определяются даже спустя столетия. Кумран же был заселён не временно, а около двух веков, однако никаких следов живших поблизости обитателей там нет. Выходит, только те, кто мог находиться внутри стен, жили в Кумране - т.е. одновременно около 50 человек! Нарисованная о. Р. де Во картина сотен насельников должна быть сегодня серьёзно скорректирована86, а идентификация Кумрана с религиозных поселением не может рассматриваться как безусловно верная и неоспоримая гипотеза.

2.1.2 Отождествление предполагаемой религиозной общины с одним из ответвлений ессейства

* После возникновения предположения о поселении на месте Кумрана религиозной общины появились попытки идентифицировать её с одним из известных в истории движений в иудействе: с домаккавейскими хасидами, маккавеями, фарисеями, саддукеями, зелотами, сикариями, иудео-христианами и другими. Возобладало мнение, что в Кумране жили ессеи.

* Мысль о родственности содержания первых свитков ессейскому учению первым высказал Э. Л. Сукеник (Е. L. Sukenik)87, независимо от него несколько позже - Браунли, Дюпон-Соммер, Гринц, Р. де Во и другие учёные88. Но вскоре стало ясно, что между описанием ессеев у древних авторов и найденными в пещерах дисциплинарными книгами существуют немалые различия89. Часть из них обозначил в своей статье, изданной ещё в 1960 году в Revue de Qumran Сесил Роф (Cecil Roth)90 91:

  1. ессеи отвергали рабство, но в свитках оно допускается92;
  2. ессеи не одобряли жертвоприношений животных, а гипотетические кумраниты не только принимали их, но и отдавали дань уважения священникам;
  3. свитки предписывают клятвы в определённых случаях, чего избегали ессеи;
  4. погружения у ессеев имели возрождающую силу, но этого нет в свитках;
  5. в общинах ессеев была частная собственность, а сектантские документы из пещер Кумрана допускают её лишь в незначительной степени.

* Наименование ессеи нигде не упоминается в свитках, но это не говорит ни за, ни против кумрано-ессейской теории. Если кумранское поселение не было религиозно-ессейским, тогда отсутствие упоминания о ессеях значит или то, что в свитках нет рукописей из недр ессейского движения Палестины, или (как и в случае, если бы ессеи жили в Кумране) то, что самоназвание ессеев или членов другой иудейской ассоциации, в которой возникли рукописи, было иным (например, сыны света, сыны Садока, нищие93, или делатели закона94).

* Основным аргументом в пользу кумрано-ессейской теории с момента её возникновения и до сих пор считается ссылка на описание поселения ессеев у Плиния Старшего. В Естественной истории (V, 17, 73) он пишет: к западу [от Асфальтового озера - т.е. Мёртвого моря] <...> проживают ессеи95. Из приведённой карты (рис. 2.2)96 видно, что, хотя Кумран и находится на западе от Мёртвого моря, его расположение лучше было бы охарактеризовать как к северо-западу или даже к северу. По образному выражению Яна Хатчесона (Ian Hutchesson), если Плиний Старший, говоря о месте поселения ессеев, имел в виду именно Кумран, а не другое место, то указание к западу было бы весьма неточным: это было бы такой же ошибкой, как утверждение, что Норвегия находится на западе Европы. По мнению Я. Хатчесона, более логично предположить, что Плиний указывал на Эйн-Геди как место обитания ессеев, ведь «Эйн-Геди, который действительно рядом с западным берегом, <...> доступен с дороги, ведущей от него на восток97.

* Далее Плиний говорит, что ессеи живут к западу от моря, но в достаточном отдалении от берега, чтобы избежать вредоносных [испарений моря]. Хотя в фразе Плиния не вполне понятно, что именно может наносить вред здоровью, однако ясно, что ессеи живут в достаточном отдалении от берега и от вредного действия моря. По подсчётам Я. Хатчесона, в начале нашей эры море было фактически на 20 метров выше, чем сейчас, получая, возможно, влагу из осадков, которых было на 50% больше. Значит, большинство низколежащих земель вокруг местечка Кумран были покрыты морем, которое вместе со своим вредоносным эффектом находилось значительно ближе к Кумрану98.

None Рис. 2.2. Карта окрестностей Мёртвого моря с указанием Кумрана, Эйн-Геди и Эйн-Фешхи.

* Ессеи - племя уединённое и наиболее удивительное во всём мире: у них нет ни одной женщины, они отвергают плотскую любовь, не знают денег и живут среди пальм, - продолжает Плиний. Огромное количество найденных на территории кумранских развалин монет явно противоречит этому сообщению, равно как и найденные скелеты женщин и детей. Интересная деталь: после обследования 43 из 1100 кумранских могил в нескольких были найдены скелеты женщин и детей. Однако все скелеты из 26 захоронений, открытых на основной части кладбища, которое аккуратно распланировано, по сообщению отца Р. де Во, являются мужскими99. Один женский скелет был найден в могиле необычного типа, расположенной в стороне от рядов основного захоронения. На втором кладбище, на плато немного севернее Хирбет Кумрана, был найден женский скелет, на кладбище к югу - скелет женщины и трёх детей100.

* Эта особенность нахождения женских и детских скелетов может быть истолкована и в рамках кумрано-ессейской теории, и в пользу альтернативных гипотез. Те, кто предполагают пребывание ессеев в Кумране, указывают, что несмотря на слова Плиния (у ессеев нет ни одной женщины), у Иосифа Флавия имеется сообщение о другом направлении среди ессенов, которые придерживаются того же образа жизни, нравов и порядков, но иначе смотрят на брак, одобряя его101. Дж. Фицмайер объясняет наличие женских и детских скелетов среди могил именно тем, что в Кумране жили ессеи, признающие брак. На это Н. Голб блестяще возражает: если создатели кумрано-ессейской гипотезы, вначале основывавшие свою позицию на Плинии, затем обнаружили могилы женщин в Кумране, и, чтобы защитить свою идентификацию [Кумрана], переметнулись к иосифову описанию другой группы ессеев, то разве это даёт основание поступать так сейчас? Иосиф нигде не говорит о ессеях, находящихся рядом с Мёртвым морем, тогда как Плиний недвусмысленно утверждал, что ессеи рядом с Мёртвым морем были целибатами102.

* Небольшое плато, на котором находится Хирбет Кумран, ограничено кладбищем с севера (расположенном очень близко, чтобы можно было соблюсти ритуальные требования), Вади Кумраном на юге, обрывами на западе и краем плато на востоке. На этом маленьком плато не было достаточных условий для роста пальмовых деревьев. Надо отметить, что условия более благоприятны дальше к югу, к Эйн-Фешхе103. В 1950-х годах о. Р. де Во утверждал, что нет никаких других мест для идентификации поселения ессеев по Плинию, но позже П. Бар-Адон (Р. Bar-Adon) нашёл много разных мест в Иудейской пустыне неподалёку от Мёртвого моря, где ессеи могли жить только среди пальм104. Итак, если сообщение Плиния Старшего используется как основной аргумент для географической идентификации поселения ессеев, тогда оно вступает в противоречие с тем, что в действительности найдено в Кумране.

* Наиболее спорной является следующая фраза Плиния: Ниже их [т.е. поселения ессеев] был город Энгада, т.е. Эйн-Геди (по-латински: Infra hos Engada oppidum fuit). Ключевым словом здесь является латинское infra - ниже. Многочисленные сторонники кумрано-ессейской теории считают, что в данном случае infra означает южнее, если ориентироваться по карте - южнее ессеев был город Эйн-Геди, и действительно, Эйн-Геди южнее Кумрана. В пользу этого предположения служит то, что Плиний пишет в следующей фразе: затем [т.е. далее по направлению от ессеев к Эйн-Геди] следует Масада, крепость на скале, также невдалеке от Асфальтового озера. Масада южнее Эйн-Геди, поэтому Эйн-Геди могло быть южнее ессейского поселения105.

* Многие исследователи указывают на особенность карт, использовавшихся в эпоху Плиния: на них внизу был не юг, как сейчас у нас, а запад106. В качестве примера можно привести карту Мадабы с окрестностями Иерусалима107. Если Плиний в начале своего повествования даёт чёткие географические указания (к западу), почему он далее высказывается столь неопределённо, говоря ниже? Чтобы объяснить слова Плиния, ряд учёных предлагают понимать infra в прямом смысле - как указание на то, что описанное им поселение ессеев находилось на возвышенности, ниже которой лежал город Эйн-Геди. Исследования Йицхара Хиршфельда (Yizhar Hirschfeld), указавшего на возможное место обитания ессеев неподалёку от Эйн-Геди, изложены ниже108.

* Серьезная проблема состоит в том, что Плиний Старший, упоминая о ессеях, описывает Палестину после разрушения Иерусалима римлянами в 70 году. Он говорит, что по плодородию и пальмовым рощам Эйн-Геди был второй город после [Иерусалима], а ныне - второе кладбище. Плиний умер в 79 году во время извержения Везувия, значит, о ессеях он писал в промежутке между 70 и 79 годом109. Однако к 70-му году местечко Кумран было занято римскими войсками и ессеи уже не могли там жить110.

* Изложенная кумрано-ессейская теория остаётся наиболее распространённой в научно-популярной литературе и излагается в качестве основной в разных справочниках и энциклопедиях. Однако среди исследователей рукописей Мёртвого моря, особенно в последние 10 лет, появляется все больше учёных, иначе объясняющих происхождение свитков и смысл развалин Кумрана. Ниже рассмотрены наиболее значительные из альтернативных гипотез.

2.1.3 Был ли Кумран центром по переписыванию свитков (аргументы в пользу некумранского происхождения рукописей)

* Одна из проблем гипотезы католического священника Ролана де Во заключается в том, что высказывая идею о нахождении в Кумране религиозного поселения, он попытался выразить её, рассуждая в терминах и понятиях средневекового католического монастыря111. Как известно, во многих католических обителях имелись обширные библиотеки и велось интенсивное переписывание книг. До возникновения и широкого распространения университетов монастыри Европы были очагами учёности и просвещения112.

* Помещение средневекового католического монастыря, в котором монахи занимались переписыванием книг, называлось латинским термином скрипториум. Показательно, что именно это слово избрал о. Р. де Во для описания той комнаты в Кумране, в которой, по его мнению, велось копирование свитков. На чём же основывал он свою идентификацию?

* В одном из помещений были найдены оштукатуренные предметы, принятые им за столы. Они находились на земле среди груды камней, обрушившихся вниз при разрушении комнаты на втором этаже. Археологи предположили, что столы находились в верхней разрушенной комнате, которую де Во и назвал скрипториумом. Найденные на территории Кумрана две чернильницы со следами чернил окончательно утвердили первых исследователей в мысли, что в верхней комнате из поколения в поколения члены монашеской общины вели постоянную переписку рукописей. Отсюда был сделан вывод, что немалая часть рукописей (если не все из них) были не только переписаны, но и составлены в Кумране членами религиозной сектантской ассоциации.

* Постепенно отношение учёных к этому вопросу стало меняться. Внутренние текстуальные свидетельства побудили даже тех исследователей, которые были согласны со стандартной моделью, высказать мысль, что немалая часть или даже большинство рукописей не были написаны в самом Кумране, а попали в библиотеку религиозной общины из различных мест Палестины.

* Этот вывод был блестяще и крайне убедительно подтверждён весьма важным свидетельством, основанным на анализе почерков, встречающихся в различных свитках. Выяснилось, что в манускриптах можно выделить не несколько десятков почерков переписчиков (чего можно было бы ожидать в случае, если бы профессиональные писцы Кумрана, каждый на протяжении многих лет, трудились над свитками - даже с учётом возможной смены поколений), а несколько сотен различных почерков, которыми написаны рукописи (по меньшей мере - 500)113. Поскольку каждый переписчик имел свой отличающийся почерк, как и мы сейчас, стало возможным выделить конкретных переписчиков и определить, сколько свитков скопировал каждый из них, - пишут М. Уайз, М. Абегг и Э. Кук, - Не только было сотни разных писцов, ответственных за тексты, но и лишь немногие из них, видимо, написали больше, чем один свиток. Было установлено только около дюжины «повторений. Излишне говорить, что эта ситуация не слишком хорошо согласуется с теорией, что кумранские писцы изготавливали на этом месте свитки. Если бы данная теория была верной, можно было бы ожидать ограниченное число почерков, при этом значительно больше текстов должны были быть написаны каждым переписчиком. <...> Даже допуская тот факт, что некоторые свитки погибли до того, как были исследованы в нашем веке, открытый доступ к свиткам явил совершенно иную ситуацию. Логический вывод заключается в том, что большинство свитков было привезено из других мест«114.

* М. Уайз, М. Абегг и Э. Кук не являются приверженцами кумрано-ессейской гипотезы (стандартной модели). Поэтому коснёмся также точки зрения известного американского учёного Джона Коллинза (John Collins), профессора Богословской школы при Чикагском университете. В 1995 году он издал ставшую популярной книгу Скипетр и звезда: Мессии рукописей Мёртвого моря и другой древней литературы. Он - сторонник стандартной модели, но для анализа мессианских воззрений всего палестинского иудаизма использует в своей книге наряду с апокрифической литературой и корпус рукописей Мёртвого моря. Отказ от включения свитков в обсуждение иудаизма Второго храма был обусловлен более общей дискуссией о том, что представляют собой свитки, - пишет учёный. - Многие исследователи рассматривали их как писания изолированной секты, которые должны мыслиться скорее, как нетипичные для иудаизма того времени. Однако держаться подобного взгляда стало труднее ввиду объёма и разнообразия фрагментарных остатков из 4-й кумранской пещеры, которые опубликованы лишь недавно115. Дж. Коллинз считает, что в целом библиотека принадлежала некоей религиозной общине или движению, всё же отделявшему себя от основной массы иудаизма, и ссылается на строки галахического письма (4QMMT): мы отделились от основного народа, <...> от смешения в тех делах и от участия вместе с ними в тех [делах])116. Дж. Коллинз высказывает крайне важное замечание: отождествление секты с ессеями, как и то, было ли у них поселение в Кумране - менее важный вопрос для наших целей, диктуемых сегодняшним днём117. Приведя обычные доводы в пользу идентификации кумранитов в качестве ессеев, Дж. Коллинз приходит к выводу о невозможности в свете археологических данных утверждать наличие активной переписки свитков в самом Кумране: де Во идентифицировал разрушенную верхнюю комнату как «скрипторий на основании трёх столов и двух чернильниц, найденных в развалинах. В древности, однако, писцы не сидели за столами118; в любом случае, две чернильницы дают слишком слабое основание для идентификации скрипториума»119. Далее Дж. Коллинз упоминает об исследовании Паулины Донсель-Вут (об этом см. далее), которая на основании записей отца Р. де Во вместе со своим супругом пришла к выводу, что верхняя комната была не помещением для писцов: нижняя комната являлась triclinium’oм - трапезной, столы же суть ни что иное, как платформы, на которых располагались диваны для возлежания во время трапезы. Дж. Коллинз заключает, что исчезновение скриптория поднимает дальнейшие вопросы об объёме деятельности по переписыванию в Кумране. Вопросы усиливаются оттого, что в свитках обнаружено несколько сотен различных почерков переписчиков. <...> Очевидно, некоторые манускрипты были переписаны где-то в другом месте; остаётся вопрос: написаны ли хоть какие-то из них в самом Кумране?120 Дж. Коллинз, кстати, согласен, что даже если собрание [манускриптов] - это сектантская библиотека, вовсе не обязательно, что она непременно была библиотекой из местечка Кумран121.

* Таким образом, на основе археологических данных можно утверждать, что в Кумране, даже если там и располагалось религиозное поселение, скорее всего не было активной деятельности по переписыванию рукописей. Значение предметов, напоминающих столы (якобы происходящих из разрушенной верхней комнаты) может быть объяснено иначе - как платформ для диванов в трапезной внизу.

* Нельзя обойти вниманием позицию наиболее яркого оппонента кумрано-ессейской теории, профессора Чикагского университета Нормана Голба (Norman Golb). Ещё в 1970-е годы он выдвинул гипотезу о некумранском происхождении абсолютно всех свитков и предложил своё объяснение их происхождения. Из его научных исследований особенно ценнен анализ содержания рукописей, показавший, что во многих из них отражены совершенно различные богословские идеи и воззрения. На основе этих рассуждений Н. Голб и сделал вывод, который сейчас поддерживается подавляющим большинством учёных: рукописи Мёртвого моря не являются плодом деятельности какой-либо одной иудейской религиозной общины, а представляют собой набор разнообразных произведений, имевших хождение в среде палестинского иудейства в поздний период Второго храма. Поэтому тексты рукописей представляют интерес для анализа религиозной жизни палестинских иудеев122. Его попытка объяснить, откуда происходят рукописи, является более спорной, хотя зачастую именно она связывается с именем учёного в научно-популярных изданиях.

* Норман Голб объясняет происхождение рукописей тем, что столь большое количество разнообразной по своему содержанию литературы могло находится лишь в библиотеке Иерусалимского храма. В 68 г. по Р.X., после начала осады Иерусалима римлянами (или даже накануне осады), библиотека была эвакуирована из столицы123.

* Возможно, в древнеиерусалимской библиотеке литература хранилась систематически, поэтому фонд библиотеки был разделён при эвакуации: богословская литература отвезена в окрестности Кумрана и там спрятана в пещерах, а деловая переписка вывезена в Нагал Гевер и Вади Мурабаат (так учёный объяснил отсутствие в кумранских манускриптах деловых писем и официальных записей, найденных в последних двух местах). Н. Голб отрицает какую-либо связь между Кумраном и манускриптами124, но другие исследователи, дополняя его мысли, подчёркивают, что сосуды из Кумрана могли быть взяты только для того, чтобы упаковать в них рукописи в целях консервации и затем спрятать их в пещерах поблизости. Поэтому совпадение типов керамики в пещерах и в развалинах Кумрана не говорит в пользу расположения в Кумране библиотеки некоей религиозной общины. Факт того, что в Кумране не было найдено ни одного обрывка рукописей, свидетельствует в пользу гипотезы Н. Голба125.

None Рис. 2.3. Строки из Медного свитка, на которых можно прочитать как о спрятанных в данной области сосудах ( רֵמַע, дема), так и о свитках ( סֶפָּרִץ сефарин, обведено квадратом)

* Основное возражение оппонентов направлено на то, что Н. Голб говорит о библиотеке именно Иерусалимского храма. Среди рукописей находятся столь специфические, как 12 копий явно сектантского Устава общины, 11 копий Дамасского документа, 6 копий сепаратистского Галахического письма и так далее. Насколько допустимым могло быть пребывание такого рода литературы в храмовой библиотеке?126 Учитывая общий немалый объём хранимых книг и возможность собирания рукописей разных религиозных течений в архивных целях, можно заключить, что данное возражение против теории Н. Голба не является решающим.

* Одним из важных аргументов Н. Голба является его указание на пассаж в Медном свитке, где речь идёт о спрятанных в окрестности Иудейской пустыни сосудах и рукописях (см. рис. 2.3)127 - а ведь в этом документе, по всей видимости, описывается как раз имущество, вывезенное из Иерусалимского храма.

* Резюмируя сказанное, можно с большой долей вероятности утверждать, что большинство или вообще все свитки не были ни созданы, ни переписаны в Кумране. Пытаясь объяснить, что было на месте кумранского поселения (и отчасти указать, как рукописи могли попасть в пещеры), исследователи выдвинули несколько гипотез, которые расходятся между собой в деталях, но можно выявить постепенную кристаллизацию взглядов: от мысли о крепости и вилле - к предположению о защищённом доме феодала.

2.1.4 Идентификация Кумрана с крепостью

* Н. Голб128 исходил из того, что кумранские руины традиционно были известны как развалины военной крепости. Хорошо была видна, впрочем, лишь высокая башня (см. рис. В-3 на вклейке)129, а остатки прочих сооружений были скрыты под слоем земли. Н. Голб пришёл к выводу, что крепость была одной из тех, которые начал сооружать примерно в 144 г. до Р.X. первый правитель Хасмонейской династии Ионафан Маккавей, чтобы защитить восточные рубежи Иудейского государства, только что приобретшего независимость от Селевкидского царства. И возвратился Ионафан, и созвал старейшин народа, и советовался с ними, чтобы построить крепости в Иудее, - повествует летопись (1-я Маккавейская 12:35).

* В пользу идентификации Кумрана с крепостью можно привести такие аргументы. Во-первых, Кумран был разрушен в результате военной операции (рухнувшие стены, следы огня, железные наконечники стрел римского происхождения). Во-вторых, тщательно продуманная система водоснабжения этого места, хотя и не берущая начало из источника в стенах, указывает на самодостаточность и защищённый комплекс зданий. Цистерны имели не ритуальный характер, а предназначались для длительного хранения воды на случай осады - вмещая в целом 1127 м3, они могли питать водой до 750 человек (по 6 литров на человека в день) в течение 8 месяцев. В-третьих, имелись стены вокруг комплекса зданий, а хорошо защищённая башня на севере с 4 комнатами охраняла наиболее уязвимое место в комплексе. На остатках этой башни видны 2 высоких яруса, о третьем свидетельствуют кирпичные обломки внутри. Башня была возведена с незащищённых сторон после какого-то частичного разрушения (возможно, от землетрясения) примерно в 31 г до Р.X. В-четвёртых, последние иудейские монеты датируются 68 годом Р.X., почему и Р. де Во предположил разрушение комплекса в этом году. Но не обязательно насельники этого места теряли новые монеты - тогда, возможно, разрушение произошло несколько позднее130.

* Если Кумран был крепостью, разрушенной в результате военных действий римлянами, то его обитатели не могли быть ессеями, о которых Филон Александрийский131 и Иосиф Флавий132 говорят как о пацифистах.

* Оппоненты Н. Голба указывают на то, что если семь огромных цистерн, собирающие воду через водопровод из Вади Кумрана, использовались для снабжения водой большого количества людей, это не говорит однозначно в пользу крепости. Кумран мог быть укреплённым поместьем или виллой. Расположение в восточной стороне плато и в смежных местах около 1100 могил означает лишь, что определённое число людей жило около Кумрана на протяжении достаточно долгого времени. Факт сожжения комплекса строений римлянами не является свидетельством его исключительно военного характера - Кумран мог подвергнуться нападению и будучи феодальным поместьем. В Кумране были найдены такие же римские стрелы, как и во многих других местах Палестины. По ним археологи сделали вывод, что местечко было оккупировано римскими войсками около 70 года по Р.X., которые оставили там небольшой гарнизон (вероятно, чтобы контролировать иорданские окрестности)133.

* Гипотеза Н. Голба продолжает оставаться одной из наиболее жизнестойких. В 1993 году были произведены (впервые после экспедиции о. Р. де Во в 1950-е годы) раскопки Хирбет Кумрана под руководством Амира Дриори (Amir Driori) и Йицхака Магена (Yitzhak Magen). В результате раскопок учёные пришли к выводу, что кумранский комплекс строений был основан правителями Хасмонейской династии, а не ессеями134. Как и некоторые другие исследователи, они указали, что Кумран находился в центре линии, проведённой через возведённые правителями Хасмонейской династией крепости (эта линия начиналась в Наблусе на севере и заканчивалась в Масаде на юге). Учёные подчеркнули, что сложная система водоснабжения в Кумране должна была потребовать значительных капиталовложений, что более соответствует возможностям государственного проекта, нежели сектантской инициативе. Их заключительный вывод таков: Кумран должен рассматриваться как составная часть Хасмонейского плана по заселению и защите Иорданской долины135.

2.1.5 Идентификация Кумрана с загородным поместьем (виллой)

* Другое предположение, идентифицирующее Кумран с загородным поместьем (виллой), было выдвинуто бельгийскими учёными, работавшими на основе записей о раскопках о. Р. де Во - Робертом Донселем (Robert Donceel) и его супругой Паулиной Донсель-Вут (Pauline Donceel-Voûte)136.

* Их поразило огромное количество найденных в развалинах Кумрана монет (1231), что позволило предположить, что данное поселение играло какую-то коммерческую роль. Несколько кувшинов с остатками ароматического бальзама и битумом или смолой из Мёртвого моря навели и их на мысль, что Кумран был связан с торговлей этими предметами137.

* В своих рассуждениях учёные сосредоточились на одной из комнат с немного приподнятой платформой у основания трёх стен. Они предположили, что это помещение (см. рис. В-4 на вклейке)138 представляло собой трапезную (triclinium) в богатом загородном поместье. На платформе, вероятно, находились диваны, на которых во время еды возлежали хозяева и гости. Но именно над этой комнатой, на втором ярусе, отец Ролан де Во мыслил нахождение скрипториума! Скамейки, которые он принял за письменные столы из скрипториума, в действительности были платформами для диванов, в пользу чего есть свидетельства некоторых известных помещений трапезных того времени. Против идентификации отца Ролана де Во говорит и факт того, что в нижней комнате среди руин не было найдено ни остатков пергамента, ни каких-либо писчих инструментов, которые могли бы использоваться писцами в скрипториуме наверху139.

* Для идентификации с виллой особо важны несколько найденных предметов, описания которых прежде не были опубликованы. Среди них - замысловатые резные каменные урны и декоративно-художественные стеклянные изделия. Художественный характер этих предметов идёт вразрез с кумрано-ессейской гипотезой, предполагающей аскетическую простоту данного поселения140.

2.1.6 Кумран как торговый центр

* Идеи Роберта Донселя и Паулины Донсель-Вут развили Алан Кроун (Alan Crown) и Лена Кансдейл (Lena Cansdale)141. Их рассуждения основаны на тех же археологических свидетельствах (наличие высококачественной керамики, роскошной посуды, монет), но на сей раз учёные обратили внимание на коммерческий аспект деятельности жителей Кумрана.

* Они отталкивались от того, что Кумран находился на основном торговом пути, огибавшем западное побережье Мёртвого моря. Немалый монетный запас стал главным доказательством того, что кумранские поселенцы активно занимались торговлей. Торговля состояла из местных продуктов: асфальта, бальзама, соли, натра (использовавшегося в Египте для мумификации) и фиников. Пристань на Мёртвом море у устья Вади Кумрана является, по их мнению, археологическим свидетельством торгово-коммерческой деятельности в Кумране. Есть некоторые свидетельства того, что жители Кумрана обрабатывали близлежащие окрестности. Хорошо продуманная водная система рассматривается учёными как необходимая для коммерции, причём её создание превосходило бы финансовые и инженерные возможности ессеев. Отвергая ессейскую гипотезу, исследователи приходят к следующему выводу: Кумран был фортифицированным центром для сбора налогов на торговом пути, для ночлега путников и торговли.

2.1.7 Идентификация Кумрана как фортифицированного феодального поместья

* Гипотезу, которая в целом согласуется с двумя предыдущими, но основана на бόльшем количестве археологических фактов и приобрела бόльшую известность и поддержку, выдвинул в 1998 году израильский археолог Йицхар Хиршфельд (Yizhar Hirschfeld)142.

* Учёный проводил аэрофотосъёмку Кумрана при финансовой поддержке израильского центра по изучению рукописей Мёртвого моря Орион143. Перед Й. Хиршфельдом стояла задача сравнить руины Кумрана с похожими развалинами на территории Палестины, дошедшими из хасмонейского и иродового периода истории Иудеи. Был получен неожиданный, но важный результат. Оказалось, что Кумран не является уникальным местом по сравнению с поселениями того же размера, предназначения и времени. По словам учёного, недавние исследования сопоставимых мест Иудеи позднеэлленистического и раннеримского периодов в Иудее показывают, что Кумран был частью модели поселения, характерного для Иудеи в I в. до Р.X. и до I в после Р.X.144.

* В результате сравнительного анализа выяснилось, что Кумран был феодальным (земельным) поместьем в большом сельскохозяйственном угодье. Кумран - это не уникальное место, это - черта типового поселения в Иудее с I в. до Р.X. по I в. по Р.X., - пишет Й. Хиршфельд. - <...> Он был частью явления, имевшего место по всей стране145. Чтобы понять назначение местечка Кумран, исследователь тщательно изучил около 20 феодальных поместий по всей Иудее. Они были заселены во времена непосредственного римского правления в Иудее, когда члены местного правящего класса были в достаточной степени независимы. Они были зажиточными помещиками и использовали свои обширные земельные угодья в сельскохозяйственных целях. Как правило, в центре угодья всегда находилось феодальное поместье или дом феодала в виде комплекса строений.

None Рис. 2.4. Развалины различных феодальных поместий в Иудее: Эль-Мурак, Каср э-Лея, Ароэр

* Исследованные феодальные поместья Иродова периода имеют ряд ярко выраженных общих характерных черт146. Они все расположены в возвышенных местах, что даёт возможность стратегического обзора окрестностей и контроля над ближайшими дорогами. Каждое представляет собой комплекс зданий, расположенный на площади порядка нескольких сотен квадратных метров. Многие из них имеют квадратную планировку (например, Эль-Мурак, Каср э-Лея, Ароэр, см. рис. 2.4)147. В углу центрального комплекса жилых помещений находится защищённая башня. Как и в Кумране, в основании башни обычно находится бруствер с наклонным каменным передним скатом, который придаёт дополнительную прочность и предохраняет от подкопа. Набеги разбойников и грабителей были в те времена нередки (что подтверждается свидетельством различных литературных источников). В случае атаки поселенцы могли укрыться в башне, которая могла использоваться в качестве хранилища сельскохозяйственных продуктов в спокойное время. Впрочем, у башни было ещё одно важное предназначение: символизировать власть хозяина над его участком земель. Несколько исследованных поместий имеют сложную систему водоснабжения и сельскохозяйственные приспособления, показывающие, что основным занятием насельников было земледелие. Общей чертой для всех изученных мест является свидетельство их разрушения и опустошения, относящееся к периоду подавления римлянами первого иудейского восстания - т.е. примерно к 70 г. по Р.X.

* Кумран полностью соответствует вышеуказанным чертам типичного феодального поместья. Он расположен на возвышенном плато высотой 60 м, и с его позиции можно легко контролировать всё северное побережье Мёртвого моря, поскольку рядом с Кумраном проходят две дороги: одна соединяет его с Иерусалимом, другая - с Иерихоном на севере и Эйн-Геди на юге. Кумран совпадает с домами феодалов как по размеру (его площадь 51700 кв. футов является вполне сравнимой хотя и немного большей, величиной), так и по плану: центральное строение (которое о. Р. де Во так и назвал: центральное здание) имеет толстые стены. ограничивающие внутри квадратное пространство, и башню в углу. Й. Хиршфельт считает, что на втором, не сохранившемся этаже центрального здания (о том, что он был, можно судить только по остаткам лестницы) находились жилые комнаты. Это основное здание учёный рассматривает как pars urbana, или жилые помещения (см. рис. 2.5, выделено)148, а прилегающие строения - как pars ruslicа (производственную зону).

None Рис. 2.5. Центральная часть Кумрана вполне сходна с центром иудейского феодального поместья

* Кумранская система водоснабжения способна собрать до 1127 кубометров воды - значительный объём, вполне сопоставимый с тем количеством, которое собиралось в других пустынных защищённых поселениях. Не является чем-то необычным и исключительным наличие в Кумране нескольких резервуаров, идентифицированных вначале как ритуальные бассейны: подобные сооружения имелись и в других обследованных феодальных поместьях.

* Гипотеза Й. Хиршфельд является наиболее перспективной не только потому, что была выдвинута в результате недавних систематических исследований Кумрана и других мест Палестины, но и оттого, что вполне отвечает аргументам, приводившимся в пользу идентификации Кумрана как крепости, торгового центра или виллы. Высказанные в поддержку этих гипотез археологические свидетельства и аргументы продолжают работать и на гипотезу Кумрана как феодального поместья. В самом деле, феодальный дом представляет собой ни что иное, как укреплённое поселение, поэтому оно могло служить одним из фортов и иметь оборонительный характер. Там был центр крупного землевладельца, поэтому неудивительно наличие особой трапезной и различных предметов роскоши. В феодальном поместье род занятий был преимущественно сельскохозяйственным, однако могла вестись торговля разными дополнительными видами местной продукции, - например, битумом, добываемым у побережья Мёртвого моря.

* В целом важен вывод Й. Хиршфельда о том, что Кумран не является уникальным поселением для Иудеи позднеэллинистического и римского периодов.

2.1.8 Проблема расположения поселения ессеев (некумранский вариант)

* Отвергнув мысль о проживании ессеев в Кумране, авторы приведённых гипотез иногда попутно выдвигают идеи о том, где могли жить упомянутые древними писателями ессеи. Именно попытки подобного конкретного размещения ессеев и подвергаются критике; важно помнить, что эти споры не имеют решающего значения для идентификации самого Кумрана.

* Часть исследователей исходила из указания Плиния на наличие пальмовых деревьев, среди которых живут ессеи. В своих исследованиях поверхности П. Бар-Адон (Р. Bar-Adon) указал множество мест в Иудейской пустыни рядом с Мёртвым морем, где могла жить община ессеев149.

* Н. Голб выдвинул мысль, что поселение ессеев нужно искать где-то неподалёку от Эйн-Геди. Эту идею попытался проверить на практике Йицхар Хиршфельд. Он исходил из того, что infra в повествовании Плиния указывает не направление, а географический уровень площадки, поэтому ессеев надо искать выше того уровня, на котором находится Эйн-Геди. В 1998 году учёный заявил, что им найдено место, отвечающее плиниеву описанию поселения ессеев: местечко не имеет собственного имени и находится почти в оазисе Эйн-Геди, поэтому было условно названо Й. Хиршфельдом Верхний Эйн-Геди. Оно располагается примерно на запад и на 800 метров выше Эйн-Геди. Центральное строение состоит из 28 маленьких комнат, имеющих ячеистую структуру: в комнате мог жить только один человек. В центре строения имеется двухкомнатное помещение, а поблизости - два бассейна, один из которых, по мнению учёного, мог иметь ритуальный характер150.

* Предположение Й. Хиршфельда было критически встречено учёными: оппоненты возражали, что ячейки скорее могли служить для хранения сосудов с сельскохозяйственной продукцией, нежели для обитания отшельников151. Остаётся лишь удивляться, почему многие учёные-скептики не желают признать сельскохозяйственный характер у аналогичных кумранских строений.

* В задачу данной работы не входит подробное рассмотрение вопроса о предполагаемых местах поселения ессеев. Сам факт горячего обсуждения этой проблемы показывает, что многие исследователи мыслят указанное Плинием поселение ессеев не в Кумране, а в какой-то другой точке Палестины.

2.2. Внутренние свидетельства кумранских рукописей

2.2.1 Происхождение свитков Мёртвого моря в свете новых гипотез идентификации Кумрана

* Выше было отмечено, что разрешение вопросов о проживании в Кумране религиозной общины и её отождествления с ессеями не имеет принципиального значения ни для данной работы, ни для многих других исследований, анализирующих мировоззрение палестинских иудеев на материале рукописей Мёртвого моря. Это справедливо, поскольку вне зависимости от решения указанных вопросов среди найденных в кумранских пещерах религиозных манускриптов наряду с текстами, носящими сектантский характер, имеется немало небиблейских рукописей, которые не содержат сектантских мотивов и могут рассматриваться как произведения, возникшие и имевшие хождение в широких кругах палестинского иудейства с III в. до Р.Х. до начала I в. по Р.X.

* В случае, если кумранская община существовала, наличие в её библиотеке несектантских рукописей вполне объясняется тем, что они были покупаемы и привозимы в Кумран из других мест Палестины152 (в любом случае, самые ранние рукописи датируются примерно 250 годом до Р.X., а поселение в Кумране возникло на 100 лет позже).

* Если Кумран не был религиозным поселением, значит, в близлежащих пещерах были найдены фонды какой-то религиозной библиотеки, спрятанной там после начала антиримского восстания в условиях вторжения римских войск в Палестину и осады ими Иерусалима. Библиотека была эвакуирована с места своего обычного расположения, причём религиозные отделы были отвезены в район Кумрана. В ней изначально содержались произведения различных иудейских религиозных организаций и движений Палестины за нескольких предшествующих веков153.

2.2.2 Состав и классификация рукописей Мёртвого моря

* Всего в районе Кумрана было обнаружено 11 пещер, в которых было найдено более 10 хорошо сохранившихся свитков и около 25 тысяч фрагментарных обрывков, многие из которых не превышают по размеру почтовую марку. В древней библиотеке было не менее тысячи неповреждённых манускриптов. В настоящее время из обрывков удалось выделить около 900 читаемых фрагментов древних свитков154. В четвертой пещере было найдено максимальное количество фрагментов - около 15 тысяч155. Рукописи написаны преимущественно на древнееврейском и арамейском языках, и лишь немногие - по-гречески.

* Уникальность находок заключается прежде всего в их древности. Как палеографически (с помощью методики определения возраста по начертанию букв), так и радиоуглеродным методом рукописи датируются периодом с 250 г. До Р.Х. по 68 г. после Р.Х. (т.е. до начала осады римлянами Иерусалима). Напомню, что на момент находок в 1947 году кумранских рукописей самые старые из известных списков Ветхого Завета на еврейском языке датировались X-XI веками после Р.X. Таким образом, найденные в Кумране библейские рукописи оказались старше на тысячу лет!

* Для правильного привлечения рукописей к научному анализу необходимо ввести их чёткую дифференциацию и классификацию. Поскольку для каждого исследователя иудаизма периода позднего Второго храма важно по возможности отделить общераспространённые религиозные воззрения от сектантских мотивов, то одним из ключевых критериев при классификации должно быть содержание рукописей, и, в частности, наличие в нём сектантских идей. Конечно, нельзя совершенно исключить возможность взаимного влияния широких религиозных масс на сектантство и наоборот, нельзя забывать и том, что воззрения разных сект отличаются между собой - последнее видно на примере резкого несоответствия по своему отношению к войне пацифистского Дамасского документа (CD) и воинственного Свитка войны (1QM). Не всегда можно однозначно понять, описаны ли эсхатологические чаяния иудеев, или сектантские воззрения: например, при описании мессианских времён в Уставе собрания (1QSa). Тем не менее, критерий наличия в произведении сектантских мотивов необходимо выбрать в качестве одного из основных.

* Другой критерий прост: принадлежность произведения к кругу библейской литературы, как канонической, так и известной из списков Септуагинты. Библейские рукописи составляют, конечно, часть несектантской литературы.

* Последний критерий - жанр литературы, к которому принадлежит та или иная рукопись. В соответствии с указанными критериями можно следующим образом классифицировать рукописи Мёртвого моря:

* 1. Библейские рукописи

* Включают в себя 215 свитков из Кумрана и 12 из других мест, т.е. около 29% от общего количества рукописей156. Среди них представлены (хотя бы фрагментарно) все канонические книги, за исключением книги Есфирь157.

* 2. Сектантские рукописи

* Рукописи, которые с той или иной долей вероятности отражают сектантские идеи, составляют, по подсчетам исследователей, 249 манускриптов (в которых представлены 115 различных произведений)158, или около 33% всех рукописей. В их число обычно включают:

* 2.1. Правовые тексты

* Документы, в которых содержатся предписания, регулировавшие жизнь внутри сектантской общины, например: Дамасский документ (CD), Устав общины (1QS), Храмовый свиток (11QTemple) и Галахическое письмо (4QMMT).

* 2.2. Библейские комментарии

* Некоторые комментарии содержат указания на Учителя праведности - или конкретную личность одной из сектантских ассоциаций, или название должности в этой организации159, например: комментарий на Аввакума (4Q169), на Псалмы (4Q171, 4Q173). Эти и некоторые другие комментарии относятся к типу континуальных и будут более подробно рассмотрены ниже в данной главе.

* 2.3. Эсхатологические произведения

* Описывают события эсхатона, т.е. конца времён. К ним могут быть отнесены, например, Свиток войны (1QM), и, с некоторыми оговорками, - Устав собрания (1QSa).

* 2.4. Поэтические произведения

* Интересны Благодарственные гимны (1QH) которые являются вариацией на темы псалмов. Их относят к сектантским из-за сходства лексики и тематики с Уставом общины (1QS) и Дамасским документом (CD)160.

* 2.5. Календарные тексты

* Тексты, посвященных вычислению времени и священного календаря.

* 3. Несектантские небиблейские рукописи

* 3.1. Сборники библейских комментариев

* Прежде всего - интересный и важный Мессианский сборник (4QTest или 4Q175), представляющий собой подборку мессианских цитат из Писания Ветхого Завета; также Антология («Florilegium, 4QFlor или 4Q174) - подборка коротких комментариев на мессианские темы. Немалый интерес представляет свиток Небесный князь Мелхиседек (11QMeich), в котором используется тот же герменевтический приём, что и в новозаветном послании к Евреям: Мелхиседек выведен как прообраз будущего Мессии. Перечисленные и другие подобные комментарии называются тематическими, поскольку посвящены раскрытию определённой темы.

* 3.2. Апокрифические произведения

* Иудейские произведения, использующие библейские мотивы и очевидно не являющиеся сектантскими, например, тексты книг Еноха, Юбилеев, различные еврейские прототипы Заветов 12-ти патриархов. Многие из них были известны (по крайней мере, в переводе на греческий), благодаря тому, что сохранились в христианской среде.

* 3.3. Поэтические и литургические произведения

* Замечательны Молитва за царя Ионафана (4Q448) и отрывок под названием Два пути (4Q473), который относится к известной в христианской традиции литературе двух путей (представленной в Дидахи). Сохранившийся текст Двух путей близок по стилю к Дидахи: [...] Он посылает [перед тобой благословение и проклятье. Это] - д[ва] пути, один - до[бра и один - зла. Если ты пойдёшь по пути добра,] Он благословит тебя. Но если ты пойдёшь [злым] путём, [Он проклянёт тебя на твоём пути] и в твоих [шат]рах. Он искоренит тебя, [поражая тебя и плод твоего тяжёлого труда тлей], и плесенью, снегом, льдом и гра[дом… ] посреди всего […] (4Q473 1 2-7).

* 3.5. Медный свиток

* Наиболее загадочный из всех найденных свитков. Содержит описание спрятанных в районе Иудейской пустыни свитков и сокровищ - предположительно, из хранилища Иерусалимского храма. Археологические экспедиции, предпринятые с целью обнаружить сокровища, не принесли результата. Идею о фантастическом характере содержания Медного свитка не позволяет принять факт находки в Иудейской пустыне множества рукописей, упоминаемых в Медном свитке, а также необычность материала и трудоёмкость выполнения надписей на нём, что свидетельствует о серьёзности намерений автора свитка.

* 4. Неидентифицируемые

* К этому разряду относятся рукописи, контекст которых трудно восстановить из-за их сильной поврежденности.