Деяния Первого Всероссийского Cобора христиан-поморцев, приемлющих брак. 1909 г.

: [url=http://txt.drevle.com/text/sobor_pomorcev_priemlyuschih_brak-1909/435]Деяния Первого Всероссийского Cобора христиан-поморцев, приемлющих брак. 1909 г.[/url]
 

Содержание

ЧАСТЬ I

ЧАСТЬ 2

Телеграмма Собора на имя Государя Императора и ответ Государя

Приветствія Собору и адреса, поднесенные Председателю и Секретарю Собора

ГолосЪ Церкви (письма, присланныя ПредсоборнымЪ СовЬщаніямЪ)

ДокладЪ: О Церкви и ея ТаинствахЪ Л.Ф. Пичугина

ДокладЪ: О всепагубномъ антихристе Л.Ф. Пичугина

ДокладЪ: О святыхъ пророкахЪ Енохе и Илiе Л.Ф. Пичугина

ДокладЪ: ОбЪ антихристЪ и пророкахЪ И.И. Зыкова

ДокладЪ: О наставникахЪ и настоятеляхЪ Т.А. Худошина

ДокладЪ: О существе брака Т.А. Худошина

ДокладЪ; О таинствЪ св. крещенія въ простолюдинскомЪ состояніи Ф. П. Кондратьева

ДокладЪ: О таинстве покаянія вЪ простолюдинскомЪ состояніи Ф. П. Кондратьева

Брачный уставъ Московской Монинской моленной 1803 г. и канонЪ Всемилостивому Спасу, составленный Г. И. Скочковымъ

ДокладЪ: О брачномЪ каноне Г. И. Скочкова Д. В. Ватова

Брачный уставЪ Петербургской Общины

Докладъ: О старообрядческихЪ общинахЪ Д. В. Батова

Поморскій ответЪ сто пятый

Сообщенія

Постановленія Духовнаго Суда

Особыя мненія членовЪ Собора

ЧАСТЬ 3. Доклады по гражданским вопросамъ

ЧАСТЬ 4. Предсоборныя совещания

ЧАСТЬ 5.

ЧАСТЬ 6

OCR
ніе—только для желающихъ. Обязательны креще¬
ніе, покаяніе и причащеніе. Но, по нуждѣ, и эти
первыя два, крещеніе и покаяніе, въ самой церкви
совершались иногда мірянами, безъ священства.
Оставалось еще одно причащеніе. Поморцы рѣши¬
ли, что, за невозможностью причащаться, они бу¬
дутъ удовлетворяться причащеніемъ духовнымъ,
или, какъ они говорили, огнепальнымъ желаніемъ
причащенія. Такъ, не вслѣдствіе какихъ-нибудь отщепенче¬
скихъ ученій, а исключительно въ силу тягостныхъ
условій положенія образовалась въ Поморьѣ общи¬
на безпоповцевъ, поморская церковь, состоящая изъ
однихъ мірянъ, безъ духовенства. Во главѣ помор¬
цевъ стали стоять выборные „наставники”, начет¬
чики. Они и правятъ церковныя службы, кромѣ обѣд¬
ни (гдѣ совершается таинство причащенія), вычиты¬
вая молитвы съ пропускомъ возгласовъ духовенства. Поморцы-безпоповцы съ теченіемъ времени такъ
окрѣпли въ своемъ „безпоповствѣ”, что они это свое
положеніе стали считать не только законнымъ, но
и единственно возможнымъ, считая церковное ду¬
ховенство заклейменнымъ печатью антихриста. И двѣсти лѣтъ поморцы гонимою общиною от¬
стаивали свои вѣрованія, углубляясь все болѣе и
болѣе въ свою обособленность, руководимые одни¬
ми простецами-начетчиками, — людьми часто и твер¬
дыми въ вѣрѣ и благочестіи, но явно-слабыми въ ра¬
зумѣніи и въ толкованіи писанія. И теперь, когда
время утѣсненія прошло, долгъ поморцевъ — шире
понять задачи религіи, отъ начетчичества въ старо¬
печатныхъ церковныхъ книгахъ подняться къ ура-
зумѣнію смысла евангельскаго царства Божія и къ
посильному устроенію его. Другъ. Послѣ поморскаго съѣзда. ■ Москва, 12 мая Пока старообрядцы были гонимы, интеллигенты
' знали ихъ больше по книжкамъ, преимущественно
„по Щапову". Расколъ былъ для нихъ или предметомъ ученыхъ
изысканій, или этнографическимъ курьезомъ. Ре¬
альное значеніе самаго факта „старообрядчества”
мало кѣмъ учитывалось. Манифестъ 17-го апрѣля выдвинулъ расколъ на
периферію русской жизни. Старообрядцы вышли изъ катакомбъ и, какъ
пчелы, стали устраивать свой улей. Впервые за двѣ¬
сти лѣтъ передъ ними встали задачи творческія,
положительныя. До сихъ поръ всѣ ихъ силы были
посвящены на самосохраненіе. Имъ важно было
отдѣлиться отъ еретиковъ крѣпкой стѣной стараго об¬
ряда, древняго благочестія. Инстинктивно они испол¬ няли какой-то біологическій законъ, свято сохраняя
всѣ свои видовые признаки и отличія, чтобы вы¬
держать тяжелую борьбу за существованіе. Борьба
эта происходила внѣ поля нашего зрѣнія. Расколъ
былъ фактомъ, который тщательно замалчивался. Съ
нимъ вѣдались администрація и полиція. Теперь не то. Начались старообрядческія съѣзды,
соборы, появились старообрядческіе журналы. Рус¬
ское общество могло бы быть въ курсѣ дѣла. Но
нечего грѣха таить. Отношеніе нашего общества къ
такому крупному явленію русской жизни, какъ ра¬
сколъ, довольно поверхностно. Подобно старовѣ¬
рамъ, интеллигенція тоже пребывала въ гоненіи и
получила сектанскій обликъ. Ей также важно было
сохранить свое, интеллигентское благочестіе; всѣ ея
силы были направлены на то, чтобы не обмір-
щиться. Какъ всякая секта, интеллигенція не хотѣ¬
ла, да и не могла знать, что дѣлается въ сектѣ дру¬
гой, если и не всегда ей враждебной, то глубоко
чуждой. Вотъ и теперь о поморскомъ съѣздѣ большин¬
ство оппозиціонныхъ газетъ дало самыя скудныя
свѣдѣнія. Въ интеллигентахъ чувствовалось какое-то сни¬
сходительное отношеніе къ этимъ обломкамъ стари¬
ны, обреченнымъ на вымираніе Мы живемъ въ двад¬
цатомъ вѣкѣ. Нельзя же серіозно относиться къ
идеямъ и спорамъ конца XVII. Исконная пропасть
между интеллигенціей и народомъ до сихъ поръ
еще не заполнена. До сихъ поръ черезъ нее не
перекинутъ мостъ. Передовые люди заняты сложными политическими
вопросами, борются за политическія права, а въ Мо¬
сквѣ 500 русскихъ людей спорятъ о томъ, можно ли
ѣсть телятину и что такое чаепитіе: грѣхъ или ересь?
Порою кажется, что или старообрядцы правы, и
вся политика, всякое государственное строительство—
„отъ антихриста”, или политика—святое дѣло, но
виситъ у насъ въ воздухѣ, потому что никогда не
найдетъ поддержки въ народѣ, который идейно и
практически живетъ на двѣсти лѣтъ позади насъ. Есть отъ чего въ отчаянье притти! Потому и поморскій съѣздъ возбудилъ въ интел¬
лигентскихъ кругахъ какое-то недоумѣніе. Всѣхъ поразилъ поморскій „мракъ невѣжества”.
Но такъ ли ужъ намъ пристало кичиться нашей
культурностью? Неужели же намъ нечему поучиться
у поморцевъ? . Конечно на поморскомъ съѣздѣ были лѣвые
и правые, былъ и центръ. Должно-быть, какъ и на
всѣхъ „соборахъ”, за кулисами его велась борьба
были интриги, ссоры, споры. Но во всякомъ боль¬
шомъ общественомъ дѣлѣ есть своя изнанка. Не
въ ней суть.