Аграрий-революционер

Зепп Хольцер. Аграрий-революционер. Пер. с нем. Э.А. Шек. - Орел:С.в.Зенина, 2008. - 176с., ил.

: [url=http://txt.drevle.com/text/sepp_holzer-agrariy_revoluzioner/103]Зепп Хольцер. Аграрий-революционер. Пер. с нем. Э.А. Шек. - Орел:С.в.Зенина, 2008. - 176с., ил.[/url]
 

Содержание
OCR
чести и нанесении телесных повреждений. Каждый из четырёх имел личного
адвоката, которых, в свою очередь, представлял один адвокат. Правда, на
основании моих показаний обвинение в нанесении телесных повреждений с меня
было снято.
— Его объятия для меня были неприятны, из-за своего волнения я
чересчур резко оттолкнул его. Я же не влепил ему пощёчину. Я только не с руки
оттолкнул его.
Мне долго не хотели верить, пока я не продемонстрировал судье, как всё
было.
— Когда так много свидетелей, тяжело опровергнуть, — сказал судья.
В заключение, выслушав наставления судьи, я должен был выплатить
10 000 шиллингов (727 евро) четырём адвокатам.
— На этом, я надеюсь, «рыбная война» закончится, — сказал судья.
Но я опроверг его:
— Сейчас она только начнётся.
Пожать руку моим преследователям для меня на тот момент не
представлялось возможным.
Ещё в тот же день, из дома, я написал письмо в редакцию ORF, на
передачу «В собственном деле». Я хотел теперь на ещё большей публике обсудить
те вопросы, что мне не дали высказать. Ведущим этой передачи был Хельмут
Цильк. Вскоре меня пригласили на собеседование в Инсбрук. Моё напряжение
возрастало, ведь это было моё первое выступление на телевидении в прямом
эфире. Мне предоставляли слово на 3 минуты. Моё выступление вызвало
большую реакцию, я получил много писем, мне звонили и благодарили за
мужество. За этим последовала ещё одна передача, в Вене. Положительным было то,
что я получил много советов от высокопоставленных чиновников и политиков.
Моё недовольство Союзом Рыболовов теперь я мог открыто высказать, и искал
возможность выйти из него.
Однажды мне пришла мысль подать заявление о выходе. После этого я
попробовал представить себя на их месте — я бы принял предложение, чтобы
избавиться от такого революционера и спасти таким способом пошатнувшееся
«Рыбное право» (оно, между прочим, до сих пор действует).
30 сентября 1980 года я написал письмо об исключении меня и послал в
Земельный Союз Рыбных Хозяйств. А 5 марта 1981 года получил сообщение о
принятии моего заявления. Моё чувство меня не обмануло, так я избавился от
членства в Союзе.
103