Аграрий-революционер

Зепп Хольцер. Аграрий-революционер. Пер. с нем. Э.А. Шек. - Орел:С.в.Зенина, 2008. - 176с., ил.

: [url=http://txt.drevle.com/text/sepp_holzer-agrariy_revoluzioner/102]Зепп Хольцер. Аграрий-революционер. Пер. с нем. Э.А. Шек. - Орел:С.в.Зенина, 2008. - 176с., ил.[/url]
 

Содержание
OCR
Многие посетители были возмущены поведением этого человека и
оставались до поздней ночи, желая в случае появления жандармов дать
свидетельские показания. Мы все опасались появления чиновников, но в этот раз
ничего не случилось.
На основании Закона Рыбных Хозяйств от меня потребовалась
выплата высоких членских взносов, высчитывавшихся ежегодно с общей
площади водной поверхности. Позже я должен был каждый год покупать
разрешение на ловлю рыбы в собственных прудах. Собственным детям и посетителям
я был обязан выписывать однодневные «карточки рыбака». Должен был вести
учёт рыбы в прудах и выловленной рыбы, предоставляя ежегодно цифры
Союзу Рыбных Хозяйств. Это было уже вторжением в мои личные права, ведь я и
без того уже был обязательным членом Крестьянского Союза, а также членом
Зальцбургского Союза Охотников. Я увидел проблему в том, что такие
представительства интересов с законным характером могут теоретически
распространиться и на другие области хозяйствования — садоводство, плодоводство,
разведение птиц или кроликов. На общественных началах это приемлемо, но когда
они обретают исполнительский характер и обязательное членство, по-моему,
это незаконно.
На годовом собрании Союза Рыбных Хозяйств я хотел выступить в
разделе «разное» по этому вопросу. Заседание было мне чужим уже потому, что
руководство стало награждать друг друга медалями из бронзы, серебра и золота.
Напрашивался вопрос: за что, и как за такой короткий срок, всего несколько
месяцев с момента образования Союза, они заслужили это? Мне было непонятно.
Мне были известны жалобы на крестьян, соорудивших у себя маленькие
пруды. Двенадцать владельцев земли попросили меня представить их
интересы. Большинство из них присутствовало на собрании, чтобы поддержать меня.
Когда вместо пункта «разное» включили фильм о разведении лососевых
в Ирландии, я был против и желал озвучить перед полным залом проблему.
Однако господа из президиума отклонили моё предложение, догадавшись о
критике в свой адрес.
К моему столу подошёл вскорости один из заместителей руководства,
попросил меня следовать за ним в президиум для решения вопроса, пока все
смотрят фильм. Я был не согласен и хотел обсудить наши вопросы перед всеми.
Он, обхватив рукой меня за плечи, сказал:
— Не говорите так опрометчиво, пройдёмте со мной.
Для меня это было уже слишком, я оттолкнул его другой рукой от себя,
споткнувшись, он полетел на сидящих. Я думал, на меня нападут его
приближённые, но этого не случилось, наверное, потому, что со мной за столом
сидело очень много моих коллег. Этот случай продолжился в суде, по заявлению
четырёх человек из руководства. Меня обвиняли в поношении, оскорблении
102