Аграрий-революционер

Зепп Хольцер. Аграрий-революционер. Пер. с нем. Э.А. Шек. - Орел:С.в.Зенина, 2008. - 176с., ил.

: [url=http://txt.drevle.com/text/sepp_holzer-agrariy_revoluzioner/101]Зепп Хольцер. Аграрий-революционер. Пер. с нем. Э.А. Шек. - Орел:С.в.Зенина, 2008. - 176с., ил.[/url]
 

Содержание
OCR
Представители интересов
Федерального Союза Рыбных Хозяйств
против членов Союза
Ухудшило ситуацию с получением разрешений обязательное членство в
Федеральном Союзе Рыбных Хозяйств Зальцбурга. Это
псевдопредставительство интересов, как я его называю, вмешивалось и навязывало мне различные
предписания. «Рыбное право» оказалось отнюдь не тем, что ожидалось, в нём
до сих пор действует правообладание со времен монархии. Тогда —
государство, сейчас — Лесное Хозяйство, или князь Шварценберг и его потомки,
которые имели права на большинство водоемов в регионе. По моему мнению, этот
закон давно нужно было отрегулировать, и права на ловлю рыбы должны были
перейти к владельцам земли, как произошло с «Охотничьим правом».
Если владелец земли несет ответственность за оползни, наводнения,
укрепление берегов водоемов и т. д., то он должен иметь право и на
использование воды с выгодой для себя. По закону же, если крестьянин после
наводнения найдёт рыбу, то он не имеет право взять её домой, это будет называться
воровством.
В моем случае подключился Земельный Союз Рыбных Хозяйств,
представляя интересы Австрийского Лесного Хозяйства, мне предписывалось встроить
в озёра гидравлический монах и другие дорогостоящие сливные
приспособления.
Только с годами я понял, какая ответственность легла на мои плечи с этим
обязательным членством. Однажды, в день моего рождения, 24 июля,
произошел следующий инцидент: один из гостей нашего парка, из Штайреша, оказав
услугу повару, выловил из пруда несколько рыб для кухни, за что тут же должен
был выложить 1000 шиллингов (73 евро) штрафа, который ему предъявил
оказавшийся также среди посетителей нашего дикого парка один из
руководителей Союза Рыболовов. Вмешавшись, я тоже получил такой же штраф, а за отказ
платить он схватил меня за плечи и потащил в сторону своего автомобиля.
— Сейчас мы проедем в жандармерию! — сказал он.
Для меня это было уже чересчур, схватив его за грудки, я потащил его к
вольеру с медведями:
— Сейчас мы пройдём не к жандармам, а к медведям.
Нужно отметить, что я тогда имел большой вольер с парой бурых
медведей, которых знал настолько хорошо, что мог гулять с ними на поводке. Гости
кормили их и с удовольствием фотографировались с ними в вольере. Я знал,
что с этим человеком ничего не случится, потому что я сам был рядом с ним. Он
так напугался, что, вырвавшись, убежал, оставив в моих руках несколько
пуговиц. Больше я его никогда не видел.
101