Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

: [url=http://txt.drevle.com/text/miscellanea_orientalia_christiana-vostochnohristianskoe_raznoobrazie-2014/45]Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4[/url]
 

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
44
Miscellanea Orientalia Christiana
Евгений Барский, Максим Калинин
занную с другими аспектами богословия Исаака Сирина.
В русле феодорианской традиции аскет уделяет основное вни-
мание сознательному выбору Адама, сделанному во время ис-
кушения, вопросу о соотношении ответственности, наивно-
сти и веры. Соответственно, одной из главных тем, поднятых в
Третьем томе в связи с Адамом, оказывается понятие «детско-
сти» (šaḇrūṯā). Исаак Сирин, с одной стороны, противопостав-
ляет это понятие вере (связывая его с предпочтением своего
разума), с другой стороны, соотносит его с «детским мудрова-
нием» о Боге, т.е. стремлением ограничить Бога собственны-
ми несовершенными представлениями о Нем. Обличая «дет-
ское мудрование», преподобный Исаак высказывает многие
принципиальные положения своего богословия, прежде всего
учение о всеобщем спасении, понять которое, по мысли свя-
того отца, можно лишь стяжав «взрослое мудрование» -- осоз-
нание Бога как Благого и Любящего, ничем не ограниченного
в Своей любви. Не обладая «взрослым мудрованием» и дове-
рившись своему несовершенному разуму, Адам не смог по-
нять божественный замысел -- привести весь мiр к единению в
Божественной любви. Вместе с тем Адам стал образом истин-
ного покаяния, открывающего человеку безграничную Боже-
ственную любовь.
Таким образом, рассуждения об Адаме охватывают как
аскетическое и нравственное (Адаму уподобляется каждый че-
ловек, не доверяющий Богу и имеющий несовершенные пред-
ставления о Нем, и ему же уподобляется тот, кто приносит ис-
тинное покаяние ʔāḏāmāʔīṯ), так и собственно мистическое
учение Исаака Сирина (учение о единении мiроздания во
Христе, учение о Божественной любви) и отражают его связь с
предшествующей и последующей сирийской богословской
традицией.