Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

: [url=http://txt.drevle.com/text/miscellanea_orientalia_christiana-vostochnohristianskoe_raznoobrazie-2014/39]Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4[/url]
 

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
38
Miscellanea Orientalia Christiana
Евгений Барский, Максим Калинин
явиться в сирийском богословии. В последующей сирийской
традиции мы находим яркие примеры полемики с положени-
ями, высказанными Ефремом Сирином. Так, Феодор Бар
Кōн в резких выражениях критикует представление о том,
что древо жизни могло стать источником вечной жизни для
человека1. Именно это представление выразил Ефрем Сирин в
комментарии на книгу Бытия. Бессмертие «приобреталось
вкушением плодов древа жизни». Человек не был сотворен ни
смертным, ни бессмертным, «чтобы сам Адам, соблюдением
или преступлением заповеди, от одного из двух дерев приоб-
рел бы себе то, чего захотел»2. И именно из-за того, что древо
жизни давало бессмертие, оно было сокрыто от Адама: в про-
тивном случае величайшая награда, которая могла быть дана
человеку, имела бы вид, доступный чувственному восприя-
тию, что, с одной стороны, было бы для человека источником
искушения, с другой стороны, не позволило бы ему исполнить
заповедь в совершенной любви к Богу, ибо человек думал бы
прежде всего о награде («не должно им было для сохранения
заповеди Незримого находить себе побуждение (искать поощ-
рения) в награде, которая у них пред глазами»)3.
Ефрем Сирин поднимает вопрос о детской наивности Ада-
ма и Евы. Этот вопрос связан с необходимостью объяснить
стих Быт 2, 25 («и были оба наги, Адам и жена его, и не стыди-
лись»). В том ли смысле первые люди не стыдились своей на-
готы, что они были детьми и в своей наивности не знали при-
роды вещей? Ефрем Сирин категорически не соглашается с
такой точкой зрения. Объясняя стих Быт 2, 25, он выходит на
вопрос о том, в какой мере первые люди обладали ведением и
могли совершить осознанный выбор: «Не стыдились они не
как не знавшие, что такое стыд, -- ибо если бы они явились
детьми, как говорят некоторые, то Писание не говорило бы,
что были они наги и не стыдились. Не сказало бы также: Адам
же и жена его, -- если бы они были не в совершенном возрасте.
1 Theodorus bar Koni. Liber scholiorum / Ed. A. Scher. Vol. 1. Parisiis, 1910,
p. 62--63.
2 Ефрем, Толкование на первую книгу, с. 237.
3 Ефрем, Толкование на первую книгу, с. 237--238.