Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

: [url=http://txt.drevle.com/text/miscellanea_orientalia_christiana-vostochnohristianskoe_raznoobrazie-2014/288]Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4[/url]
 

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
283
Miscellanea Orientalia Christiana
Эфиопский книгописец
живописью той наличной реальности, которая соответствует
времени и месту ее создания1.
В начале данной статьи мы писали о возможности экстра-
поляции ее выводов на книжно-рукописные традиции иных
регионов, с целью прояснения тех или иных вопросов, касаю-
щихся обихода книжных дел мастеров. Примером подобного
рода может послужить вопрос относительно распространен-
ности на Руси так называемого «коленного писания». В част-
ности, И. В. Лёвочкин полагает, что на практике оно не имело
места вовсе, а его отражение в книжной миниатюре было лишь
данью живописному канону2, с чем, по нашему мнению, ни-
как нельзя согласиться, поскольку данной точке зрения про-
тиворечит не только масса изобразительных источников (а им,
как мы уже выяснили, не только можно, но и нужно доверять)
и приведенная выше писцовая запись, но и свидетельства оче-
видцев, включая непосредственных представителей поздней
книжно-рукописной традиции3. Конечно, в том, что данная
1 В этой связи нелишне вспомнить, что когда на рубеже XVI--XVII вв. в Рос-
сии «коленное писание» постепенно стало уступать место «застольному»,
параллельно с этим схожий процесс начался и в традиционной живописи --
именно в то время появляются первые изображения пишущих за столом
персонажей.
2 По мнению И. В. Лёвочкина, изображения пищущих евангелистов -- «все-
го лишь символы» и «не могут быть источниками для определения процесса
работы русских писцов», а «процесс создания текстов на пергамене и на бу-
маге в России начинался и заканчивался на рабочем столе» (Лёвочкин, И. В.,
Основы русской палеографии. М., 2003, c. 91). Остается, однако, неясным,
почему автор игнорирует наличие изображений иных персонажей, пишущих
«коленным писанием» -- к примеру, писцов монастырского скриптория в
лицевом «Житии прп. Сергия Радонежского» конца XVI в. (НИОР РГБ. Ф.
304/III. No 21, л. 4), которые отнюдь не «символы».
3 Генрих фон Штаден в своих «Записках о Московии» (1578 г.) пишет сле-
дующее: «Помощники дьяков или подьячие держали свои чернильницы с
перьями и бумагой в левой руке и на коленке переписывали грамоту набело»
(Генрих фон Штаден., О Москве Ивана Грозного. Записки немца-опричника /
пер. с нем. И. И. Полосина. Л., 1925, c. 85). По воспоминаниям В. И. Малы-
шева, которому посчастливилось общаться с одним из последних крупных
печорских книгописцев Т. И. Мяндиным (1874--1964), «во время переписки
он держал лист не на столе, а клал его на правое колено, как делали писцы в
глубокую старину (Как и сегодня делают эфиопские книгописцы! -- А. Г.).
Так, по его словам, было «сподручнее» работать. Этому приему писания его