Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие

Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4

: [url=http://txt.drevle.com/text/miscellanea_orientalia_christiana-vostochnohristianskoe_raznoobrazie-2014/169]Miscellanea Orientalia Christiana. Восточнохристианское разнообразие / Российский государственный гуманитарный университет, Институт восточных культур и античности ; Ruhr-Universität Bochum, Seminar für Orientalistik und Islamwissenschaft ; ред. Н.Н. Селезнев, Ю.Н. Аржанов. Москва : ИВКА РГГУ, Пробел-2000, 2014. -- ISBN 978-5-98604-419-4[/url]
 

Содержание

Miscellanea Orientalia Christiana

От редакторов

SYRIACA

CAUCASIANA

COPTICA ET AETHIOPICA

TURCICA

ARABICA

Об авторах

Содержание

Inhaltsverzeichnis

OCR
168
Miscellanea Orientalia Christiana
Игорь Дорфман-Лазарев
ния (9.28‒10.1; 12.4‒10). Поврежденная рукопись трактата
скрывает от нас имена, следующие за Ноем (строка 9)1, но
Авраам представляется неизбежными звеном, связующим
праотцев с Мелхиседеком2.
Достигнув преддверия вертепа, цари, князья волхвов и
все их провожатые, -- извещает нас Детство Господне, -- па-
дают перед новорожденным ниц, а трое царей, проникая в
пещеру один за другим, поклоняются младенцу, преподнося
ему свои дары3. Позже, трое государей, сравнивая свои впе-
чатления, заключают, что младенец явился каждому из них
в отличном облике, в последовательности трех превраще-
ний4. Свидетельства их являются взаимодополняющими
предложениями христологического символа: младенец --
истинный Бог, поклоняемый небесными силами; он -- цар-
ственный отпрыск Давида, рожденный в его городе; он об-
ладает полнотой человеческого естества, способного стра-
дать; один и тот же умирает человеческой смертью и воскре-
сает, что опровергает докетов. Однако, лишь второе видение
ясно утверждает полную человеческую суть царя; лишь тре-
тье -- его страсти и воскресение из мертвых; и лишь пер-
вое -- его божественную природу, Воплощение и Вознесе-
ние в человеческом теле. Эти три вневременных свойства
младенца открываются царям лишь, когда они поодиночке
поклоняются младенцу в пещере, но когда же посетители
втроем подступают к ее порогу, они видят младенца в обыч-
ном человеческом облике.
Первая чреда посещений вертепа внушает посетителям
мысль, что облик, в котором новорожденный открывается
1 Cм. Mahé, J.-P., в: Melchisédek, p. 4.
2 См. также Gianotto, Melchisedek e la sua tipologia, p. 215.
3 Сцена с группой трех священнослужителей, поклоняющихся божеству,
обладает весьма древними архетипами; см. вавилонский цилиндр: Kehrer, H.,
Die heiligen drei Könige in Literatur und Kunst, Band 2. Leipzig, 1909, S. 2, Bild 2.
4 О превращениях, см.: Klauck, H.-J., Die apokryphe Bibel. Ein anderer Zugang
zum frühen Christentum. Tübingen, 2008, S. 315.