Дюмулен Г. История дзэн-буддизма

Дюмулен Г. История дзэн-буддизма. / Пер. с англ. Ю.В. Бондарева. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2003. — 317 с.

: [url=http://txt.drevle.com/text/dumulen-istoriya_dzen_buddisma-2003/255]Дюмулен Г. История дзэн-буддизма. / Пер. с англ. Ю.В. Бондарева. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2003. — 317 с.[/url]
 

Содержание
OCR
Таби ни яндэ
юмэ ва карэно во
какэмэгуру

Устав от скитаний
По бесплодной пустыне,
Погружаюсь в сон.

Поэзия Басе многопланова. Не возьмусь судить, опре­
делялся ли выбор тем его поэтическими наклонностями
или дзэнским мировосприятием. В сферу его интересов
входили мелкие зверушки и цветы, ветер и облака, и луна,
свет которой отражает водная гладь, сравнимая с сознани­
ем человека. Он видит вселенную в каждой пылинке, в
лягушке, в кукушке, в воробье, в стрекотании цикады, в
соловье, испачкавшем рисовый пирог на веранде, — во
всем и вся он ощущает жизнь Будды.
Судзуки толкует наиболее известные хайку поэта в све­
те дзэнского опыта. Лягушка, прыгающая в воду, оживля­
ет вселенную, раскрывает последнюю тайну реальности:
«Что есть жизнь, как не звук, врывающийся в тишину, звук
глупого начала и скорого конца?»
Гундерт переводит хайку следующим образом:
Фуру икэ я
кавадзу тобикому
мидзи но ото

О, старый пруд!
Прыжок лягушки
Заставил воду зазвучать.

Басе стал одним из величайших лириков всех времен.
Подобно другим лирическим поэтам, он крайне сложно
воспринимается в переводе. Его жизнелюбие и гуманизм
выражены в простых стихах, воспевающих радости по­
вседневной жизни. Он глядит на жизнь глазами невин­
ного ребенка. Он любит детей как цветы жизни:
Ко ни аки то
мосу хито ни ва
хана мо наси

«Я не люблю детей», —
Для тех, кто скажет так,
Не расцветут бутоны.

Несмотря на глубокую религиозность, Басе мало ин­
тересуется разными формами буддийского учения:
Цукикагэ я
симон сисю мо
тада хитоцу

Мерцание луны!
Четыре входа и путей четыре
Во множестве своем едины.
254