Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

: [url=http://txt.drevle.com/text/borozdin-protopop_avvakum-1900/93]Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900[/url]
 

Содержание
OCR
75 - Весной поѣхали далѣе. У Аввакума оказалось большое оску- . '
дѣніе не только въ своемъ домашнемъ обиходѣ, но и въ церков¬
номъ: запасныхъ даровъ почти не осталось, многое растащено
изъ книгъ, одеждъ и прочей церковной утвари. На Байкалѣ Ав¬
вакумъ опять тонулъ. Изъ Байкала по Селенгѣ прошли въ Хи-
локъ. Здѣсь пришлось тяжело всему отряду: надо было тянуть
дощеники лямкой, отъ сырости и отъ тяжелыхъ работъ-люди
гибли въ большомъ числѣ, и Аввакумъ переносилъ тоже разныя
тяготы, между прочимъ тонулъ въ третій разъ. Барку его отор¬
вало отъ берега и понесло внизъ по теченію, быстрая вода пово¬
рачивала барку вверхъ дномъ, заливала черезъ бортъ, но ее во
время остановили. Все платье, какое еще уцѣдѣло у Аввакума
и у его семейства, перемокло такъ, что скоро сгнило. А Пашковъ
тутъ за что-то разсердился на протопопа и сталъ укорять его: «ты надъ собою дѣлаешь за посмѣхъ!» Чѣмъ дальше двигалась экспедиція, тѣмъ болѣе увеличивались
ея бѣдствія. Зимою съ 1668 на 1669 г. тащились волокомъ на нар-,
тахъ до Иргеня озера, весною на плотахъ поплыли по Ингодѣ.
Гнали по рѣкѣ лѣсъ хоромный и городовой, работа была изну¬
рительная, рѣка мелкая, а плоты тяжелые. Между тѣмъ Пашковъ
требовалъ точнѣйшаго исполненія работы, поставилъ суровыхъ
приставовъ, которые не скупились на побои батогами и кнутомъ.
Люди гибли отъ работы непосильной, отъ сырости и голоду.
Скитались по полямъ и лугамъ, копали разныя коренья, соби¬
рали травы, зимой питались сосновой корой; ѣли, что попало»
кобылятину, объѣдки животныхъ, зарѣзанныхъ волкомъ, волковъ»
лисицъ. Протопопъ несъ всѣ бѣды за одно съ казаками. У На¬
стасьи Марковны была однорядка изъ Москвы, цѣною рублей въ
25, на нее въ обмѣнъ Пашковъ далъ мѣшка четыре ржи, и этимъ
семейство Аввакума питалось съ годъ, но и имъ приходилось
ѣсть кобылятину, мертвечину и птичье мясо, о чемъ съ ужасомъ
вспоминаетъ Аввакумъ, какъ о крайнемъ оскверненіи. Отъ всѣхъ
этихъ невзгодъ умерли у протопопа два сына маленькіе, другіе
кое-какъ перебились, «скитающеся по горамъ и по острому ка-
хенію, босы и наги». Иногда помогали Аввакуму сноха Пашкова,
Евдокія Кирилловна, да жена, Фекла Семеновна, вѣроятно, быв¬
шія его духовными дочерьми, на которыхъ онъ обыкновенно
имѣлъ очень сильное вліяніе. Эти двѣ женщины тайкомъ отъ
воеводы присылали ему «иногда кусокъ мясца, иногда колобокъ, ОідіѴгесІ Ьу ѵ^оодіе