Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

: [url=http://txt.drevle.com/text/borozdin-protopop_avvakum-1900/92]Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900[/url]
 

Содержание
OCR
74 слова—новые удары по бокамъ; били протопопа до изнеможенія,
такъ что онъ подъ конецъ «задрожалъ и упалъ». Оттащили его
въ казенный дощеникъ и здѣсь, сковавъ по рукамъ и ногамъ,
кинули на беть н), на открытый воздухъ, ничѣмъ не покрывши.
А шелъ дождь, всю ночь мочилъ протопопа. «Стало у меня,
говорить Аввакумъ, въ тѣ поры кости-те щемить, и жилы-тѣ
тянуть, и сердце задрожалось, да и умирать сталъ. Воды мнѣ въ
ротъ плеснули, такъ вздохнулъ15). По жалобѣ арх. Симеона по
этому поводу послѣдовалъ царскій указъ 11 февр. 1658 г. о
замѣнѣ Пашкова другимъ воеводой, но указъ не былъ приведенъ
въ исполненіе, и Пашковъ оставался на своемъ мѣстѣ до 1662 года. На другой день послѣ этой страшной сцены, Аввакума кинули
въ лодку н повезли дальше. У порога Падуна было довольно
опасное мѣсто: рѣка здѣсь шириною съ версту, «три залавка
черезъ всю рѣку зѣло круты: не воротами что поплыветъ, ино
въ щепы изломаетъ». Погода б^іла скверная; лилъ дождь со снѣ¬
гомъ. Аввакумъ въ своемъ кафтанишкѣ совсѣмъ промокъ. Прошли
благополучно, Аввакума провели скованнаго по берегу. Привезли
его въ Братскій острогъ и въ тюрьму кинули. Здѣсь онъ лежалъ
на соломѣ до Филиппова поста въ холодной башнѣ, наполненной
мышами, блохами, вшами и т. п.; ѣсть ему подчасъ совсѣмъ не
давали, спина еще не зажила послѣ недавнихъ ударовъ, и онъ
лежалъ на животѣ. Его крѣпкій характеръ выдерживалъ все,
хотя на него находило отчаяніе, и онъ подумывалъ просить Паш¬
кова смилостивиться. Перевели, наконецъ, Аввакума въ теплую
избу, гдѣ онъ оставался съ инородческими аманатами и съ со¬
баками почти всю зиму. Семейство его въ это время находилось
отъ него верстахъ въ двадцати и терпѣло тоже большія лишенія.
Настасью Марковну мучила какая-то «баба Ксенія—лаяла да
укоряла». Какъ-то послѣ Рождества пришелъ провѣдать Аввакума
маленькій его сынъ, Иванъ,—Пашковъ велѣлъ ему ночевать въ
студеной башнѣ, въ которой сидѣлъ раньше Аввакумъ. Ребенокъ
отморозилъ руки и ноги и чуть совсѣмъ не замерзъ; отца ему
не позволили видѣть и на другой день прогнали назадъ къ матери. м) Беть—поперечная скрѣпа балокъ, кладется съ борта на бортъ (Словарь
Даля). 15) Мат. V, стр. *26—30. Хр. Чт. 1888 г. т. II, стр. 600—- 601. Въ челобит¬
ной арх. Симеона число ударовъ кнутдііъ опредѣляется иначе, чѣмъ въ «Жи¬
тіи Аввакума»: вмѣсто 72 всего 60. Оідііігесі Ьу <^ооя іе