Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

: [url=http://txt.drevle.com/text/borozdin-protopop_avvakum-1900/91]Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900[/url]
 

Содержание
OCR
73 самодурская мысль выдать старухъ замужъ. Аввакумъ сталъ ему
указывать, что ихъ нельзя вѣнчать по церковнымъ правиламъ; , \ но Пашковъ не хотѣлъ слушать этихъ доводовъ протопопа, раз- г сердился на него и рѣшилъ проучить за непокорность. Какъ доѣхали
до порога Долгаго, сталъ онъ «выбивать» Аввакума изъ доще-
ника. «Ты еретикъ, говорилъ онъ, изъ-за тебя дощеникъ худо
идетъ, поди по горамъ, а съ казаками не ходи». «О, горе <йгадо!»
восклицаетъ. Аввакумъ, разсказывая объ этомъ происшествіи. «Горы высокія, дебри непроходимыя; утесъ каменный, яко стѣна
стоитъ, и поглядѣть—заломя голову! Въ горахъ тѣхъ обрѣтаются
зміи великія, въ нихъ же витаютъ гуси и утицы,—періе крас¬
ное, вороны черные и галки сѣрые; въ тѣхъ же горахъ орлы и
соколы, и кречаты, и курята индѣйскія, и бабы, и лебеди, и иные
дикіе—многое множество—птицы равные. На тѣхъ же горахъ
гуляютъ и звѣри многіе дикіе: козы и олени, и зубры, и лоси,
и кабаны, волки, бараны дикіе... На тѣ горы выбивать меня
Пашковъ сталъ со звѣрьми, и со зміями, и со птицами витать». Пробовалъ Аввакумъ обратиться къ воеводѣ съ увѣщаніемъ,
написалъ ему слѣдующее письмо: «Человѣче! убойся Бога, сѣдя-
щаго на херувимѣхъ и призирающа въ бездны, Его же трепещутъ
небесныя силы и вся тварь со человѣки, единъ ты презираешь,
и неудобство показуешь». Послалъ Аввакумъ эту записку, ви¬
дитъ: бѣгутъ къ нему отъ воеводы, дощеникъ котораго стоялъ
въ трехъ верстахъ, человѣкъ 50 казаковъ. Взяли они его и
повезли въ воеводѣ. По дорогѣ онъ имъ наварилъ каши, «и они,
бѣдные, и ѣдятъ и дрожатъ, а иные плачутъ, глядя на меня,
жалѣютъ по мнѣ». Дощеникъ остановился, палачи взяли Авва¬
кума и повели къ Пашкову. «Онъ же со шпагою стоитъ и дро¬
житъ, спрашиваетъ: «попъ ли, или распопъ?»—«Азъ есмь Авва¬
кумъ протопопъ, говори, что тебѣ за дѣло до меня?» «Онъ же
рыкнулъ, аки дикій ввѣрь, передаетъ Аввакумъ, и ударилъ меня
по щекѣ, также по другой, и паки въ голову, и сбилъ меня съ
ногъ, и чеканъ ухватя, лежачаго по спинѣ ударилъ трижды»,
потомъ приказалъ палачу бить протопопа кнутомъ. Аввакумъ
озлобился, рѣшился терпѣть, но не просить пощады. Дали семь¬
десятъ два удара, и наконецъ, онъ закричалъ: «полно бить-то». Пашковъ велѣлъ перестать. Но Аввакумъ не унялся, очень ужъ
его возмутила такая жестокость и такой произволъ. «За что ты
меня бьешь? вѣдаешь ли?» обратился онъ къ воеводѣ. За эти Оідііігесі Ьу Соодіе