Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

: [url=http://txt.drevle.com/text/borozdin-protopop_avvakum-1900/504]Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900[/url]
 

Содержание
OCR
166 Не терпя же сего Паисій, воста отъ мѣста своего и жезломъ своимъ
рину съ Никоиовы главы клобукъ на землю. Панагію же с вып его повѣлѣ
безчестно сорвати же, патріарша сану уже обнаженъ бяше. И тако единъ
единаго укоряя и поношая, оба явишася древлевосточныя и всероссійской
церкви, преданіямъ и обычаемъ гонители, а не учптели. Обаче одолѣ гре¬
ческій левъ россійскаго пардоса, Никона глаголю, нрплѣжнаго насадителя
отступленія п мучительству. Его же и сослаша въ заточеніе въ Ферапон¬
товъ монастырь, иже во предѣлехъ Бѣлоезерскихъ, п даша его въ при¬
смотръ архимандриту нѣкоему, и стрѣлецкому головѣ Аггею (Шеп)елеву.
Сннмъ же послаша воиновъ до полуста человѣкъ. (Е)гда злодѣйственный
онъ мучитель, яко же мню, вспо(мян)у писанное: Ровъ пзры ископа впадется
въ яму, юже содѣла, братіи своей архіереомъ и священно п церковно¬
служителемъ и множеству народа, гонимымъ отъ него людемъ. Живый же въ Ферапонтовѣ обители и еще дышаше лукавствомъ лице¬
мѣрія, обрѣте бо мѣсто на езерѣ томъ, идѣ же обитель ртояше, въ разсто¬
яніи отъ монастыря яко два поприща, и ту набра каменну луду или островъ
длиною два(на)десяти, шириною же пяти саженъ, и ту водрузи крестъ съ
надписаніемъ, яко поставленъ бысть той крестъ Никономъ патріархомъ*
сущимъ въ заточеніи. И убо сіи злый лжепророкъ, являлся людемъ креста Господня (усер)дный
почитатель, а распятаго на томъ Христа и рождынія его Богоматере свя¬
тыхъ образовъ презлѣйшій тайный попиратель. Ибо и сего креста поста¬
вленная кознь, чесо ради устроена, слышите. Понеже убо сущу въ мона¬
стырѣ подъ присмотромъ архимандрита и головы, трудно бяше ему бого-
отступно съ непріязненными духи бесѣдоватп,того ради умысли поставптп
сію луду, (не бяше бо удобна ему острова на езерѣ томъ) и на ней крестъ
водрузи, да подъ именемъ поклоненія и прогулу получитъ отъ хранящихъ
его властей свободу на ту состроенную имъ луду ѣздити. На той же островъ
отъѣзжая часто по захожденіи солнца со своимъ, ему сдиномудреннымъ
Воскресенского монастыря монахомъ, Іоною, хптрымъ рѣсчикомъ сущимъ,
и своими скверными волшебными призываньями призываше діявола. Той
же исхождаше къ нему во образѣ змія страшна и велика. Его же Никопъ
объемъ цѣловаше скверными его усты, въ смертоносные и ядомъ кипящія ,
уста цѣловаше, и вопрошайте, что о немъ въ народѣ глаголютъ, и что гдѣ
дѣется. Той же вся сказоваше ему, и тако бесѣдуя съ непріязнію, яко съ
возжелѣннымъ своимъ другомъ, возвращашеся въ опредѣленное ему*мѣсто.
По учиненнымъ же отъ Никона тому монаху Іонѣ злобамъ о вышепоказав-
номъ его, Никоновѣ, со зміемъ дружелюбіи, и о прочихъ его богопротив¬
ныхъ дѣйствіяхъ, елика сотвори еще живый въ Воскресенскомъ монастырѣ
и пребывая въ Ферапонтовѣ, множае трехъсотъ подозрѣній вышеречен-
ному головѣ Шепелеву писмено показа/ Той же Шепелевъ представи о томъ
великому государю царю Ѳеодору Алексѣевичу и патріарху Іоакиму. Они
же слышавше сія, послаша въ Ферапонтовъ монастырь Чюдова монастыря
архимандрита Павла, да дворянина Іванна Желябоского, для испытанія и Оідііііесі Ьу Соочіе