Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

: [url=http://txt.drevle.com/text/borozdin-protopop_avvakum-1900/474]Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900[/url]
 

Содержание
OCR
Евангеліе. Во единодесятый же часъ ишедъ обрѣтс другія весь
день стояща праздны, и глагола инъ: что здѣ (стоите) весь день (нраздвы)?
Они же глаголаше ему: яко никто же насъ наятъ. И глагола имъ: пдѣтс
и вы в виноградъ мой, и еже будетъ праведно, иріихѣте. Толкъ. Во сдинонадесятыб же часъ, еже есть в послѣдняя дѣта во¬
человѣчился Сынъ Божій и иризва апостолы и мученики и святителя и
преподобныхъ и женъ боголюбивыхъ чета. Оттолѣ и до днесь н до конца
вѣку безпрестанно зоветъ святымъ писаніемъ. Приводнѣ же разумѣваемъ часы сице, якоже Златоустый въ словѣ
оглашенныхъ научаетъ о семъ: первый часъ—от чрева матерня непорочно
живый до кончины своея, якоже Предтеча Иванъ, или в Руси нашей Сергій
Радонежскій, и много сыщешь такихъ; въ третій же часъ глаголется егда
прибѣгнетъ человѣкъ на дѣло Божіихъ заповедей в пятнадесятъ лѣгь или
в двадесятъ; шестый же глаголется часъ в тридесятъ лѣтъ; девятый же
часъ в четыредесятъ лѣтъ или в пятдесятъ обративсл отъ золъ, на по¬
каяніе пришедъ, заповедямъ Божіимъ дѣлатель бысть; и единонадесятнй
же часъ самаю старость менитъ, при смерти и при конце прибѣгнетъ на
покаяніе старикъ, не можетъ труда Богу никакова привести, но токмо
воздыханіе и плачь. Глагола господинъ винограда: что здѣ стоите весь
день праздны, еже есть: отдали есте юность свою діяводу*. дайте, мнѣ,
Владыце своему, поне старость. Что здѣ стоите весь день праздны? отдала
есте діяволу свою крѣпость, дайте мнѣ, Владыке своему, поне дряхлость,
дайте мнѣ поне трясущіяся кости. Что здѣ стоите правдны? — пріидѣте
в мою церковь, принесите ми вкупѣ кресты и жезлы, дряхлость свою ио-
тверждая; пріидѣте в церковь состарѣвыйся на играхъ и на плшц... мно¬
гомятежнаго сего вѣка, ничтоже ино имый, токмо стоитъ у дверей, жез¬
ломъ подпершися н перстовъ сложить не умѣетъ, понеже плоть изхожд&ла,
руки не гнутся, порекреститися не можетъ и поклонитися плоть не слу¬
житъ: дрожатъ ноги, спина не гнется, услышавъ евангельское слово: по-
кайтеся, ириближибося царство небесное, и къ сему токмо воздыхаетъ
измождадыи бѣдный, слезы ото очію изпущая, сокрушая свое сердце. И иаки Евангеліе. Пріидѣте ко Мнѣ вси труждающеися и обремененіи,
и Азъ покою вы. Онъ же глагола яко никтоже насъ наятъ, снрѣчь не сды¬
халъ де, какъ и родился, такіе милости Божіи яко покоити хощеіъ и дати
обещеваетъ небесное царьство. Яко никтоже насъ наятъ, — на купляхъ
де и въ кормчмахъ дни своя изгубилъ, з добрыми и боголюбивыми людьми
не знался, не слыхалъ слова Божія, а самъ писанію неискусенъ. Увы мнѣ
грѣшному погибыпему душею и тѣломъ! И тако плакавъ много, скончався
в покаяніи, предастъ душу свою Богу. Евангеліе. Вечеру же бывшу глагола господинъ винограда к пристав¬
нику своему: иризови дѣлателя и даждь имъ мзду, наченъ от иослѣдних
до иервыхъ. Оідііігесі Ьу і^оояіе