Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

: [url=http://txt.drevle.com/text/borozdin-protopop_avvakum-1900/471]Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900[/url]
 

Содержание
OCR
133 тающе, яко человѣкоугодницы, но якоже раби Христовы, творящи волю
божію от души, со благоразуміемъ служаще, якоже Господу, а не яко чело¬
вѣкомъ, вѣдуще, яко кождо еже аще сотворитъ благо, сіе ііріиметъ от Го¬
спода, аще рабъ, аще свободъ. И господіе, такожде творите к нимъ, по-
слабляюще имъ прещенія, вѣдуще, яко и вамъ самѣмъ н тѣмъ Господь есть
на небесѣхъ и обиновенія лицу нѣсть у Него. Ну, свѣты мои, вотъ вамъ и Павла апостола ученіе предложилъ му¬
жемъ и женахъ, и дѣткамъ и отцамъ, и рабомъ и господамъ. Послушайте
же ево Павла Бога ради, живите такъ, какъ онъ велитъ, понеже Павлова
уста Христова уста, Христова же уста Павлова уста и Златоустова такова
же, и всѣхъ святыхъ имъ же равна. Внимайте реченію и послѣдуйте сло¬
весенъ ихъ, не ищите риторики и философіи, ни краснорѣчія, но здравымъ
истиннымъ глаголомъ послѣдующе, поживите. Понеже риторъ и философъ
не можетъ быти христіанинъ,—Григорій Нискій пишетъ. И Златоустъ тому
же согласуетъ, сице глаголя: яко ни на прагъ церковный риторъ и фило¬
софъ достоинъ внити. И Павелъ апостолъ глаголетъ: иріидохъ бо не по
превосходному словеси разума человѣча, но в показаніи духа и силы. И въ
другой главизнѣ пишетъ: погублю премудрость премудрыхъ, и разума ра¬
зумныхъ отвергуся. Да и вси святіи нас научаютъ, яко риторство и фи-
лософство внѣшняя блядь, свойственна огню негасимому: от того бо ра-
ждается гордость, мати пагубѣ, и нѣсть ми о семъ радѣнія. Азъ есмь ни ри
торъ, ни философъ, дидаскалства и логофетства не искусенъ, простецъ че¬
ловѣкъ и зѣло исполненъ невѣденія. Сказать ли, кому я подобенъ? Подо¬
бенъ я нищему человѣку, ходящу по улицамъ града и но окошкамъ ми¬
лостыню просящу. День той скончавъ и пропитавъ домашнихъ своихъ, на
утро паки поволокся. Тако и азъ, ио вся дни волочась, збираю п вамъ, пи¬
томникамъ церковнымъ, предлагаю: пускай ядше веселимся и живи бу¬
демъ. У богатова человѣка Христа изъ евангелія ломоть хлѣба выпрошу,
у Павла апостола, у богатова гостя, ис носланей его хлѣба.крому выирошу,
у Златоуста, у торговаго человѣка, кусок словесъ его иолучю, у Давида
царя и у Исаи пророковъ, у посадцкихъ людей, по четвертинѣ хлѣба вы
просилъ; набравъ кошель, да п вамъ даю жителямъ в дому Бога моего. Ну,
ежте на здоровье, питайтеся, не мрите з голоду, я опять побреду збирать
по окошкамъ. Аще мнѣ надаютъ,—добры до меня люди-те, помогаютъ моей
нищетѣ,—а я паки вамъ бѣдненкимъ поделюсь, сколько Богъ дастъ. Не
подобаетъ скрывати даннаго намъ таланта, даже не осудимся, яко и оны
обертѣвъ во убрусъ сребро господина своего и скрылъ в землю, за сіе ввер-
женъ бысть во тму кромѣшную, идѣже плачь и скрежетъ зубомъ и зѣло
прягуть во огни негасимомъ. Не ленись того для, собака! Охъ, охъ! горе
мнѣ! Бако и азъ с нимъ не осужденъ буду за лѣность мою. Боюся, братіе,
онаго огня, и зѣло трепещетъ душа моя, яко горекъ есть и неугасаемъ
есть. Иванъ Екзархъ пишетъ в Шестодневѣ своемъ о солнцѣ семъ види¬
момъ, на небѣ текущемъ сице: имать солнце в себѣ два естества, жгущее Оідііііесі Ьу Соодіе