Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

: [url=http://txt.drevle.com/text/borozdin-protopop_avvakum-1900/434]Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900[/url]
 

Содержание
OCR
96 сказали, что нынѣ Павелъ митрополитъ, онъ же п царю пзвѣстил; царь,
прпшсдъ въ монастырь, честно Феодора приказалъ отпустить: гдѣ хочетъ,
тамъ и живетъ. Онъ ко мнѣ и пришелъ. Л ево отвел къ дочери своей ду¬
ховной, къ боярынѣ къ Федосьи Морозовѣ жить. Таже меня въ ссылку сослали на Мезень; надавали было добрые люди
кое чево, все осталось тутъ, токмо з женою и дѣтьми повезли; а я но го¬
родамъ паки ихъ, пестрообразныхъ звѣрей, обличая, привезли на Мезень
и полтора года державъ, паки одново къ Москвѣ поволокли. Токмо два
сына со мною сьехали, а прочія на Мезенѣ осталися вси. И привезше къ
Москвѣ, подержавъ отвезли въ Паѳнутьевъ монастырь. И туды присылка
была, тожь, да тожь говорятъ: долго ли тебѣ мучить насъ?—соединись съ
нами. Я отрицаюся что отъ бѣсовъ, а онѣ лѣзутъ въ глаза; скаску имъ
тутъ написалъ з болшою укоризною и бранью и послалъ съ посланникомъ
ихъ. Козма дьяконъ ярославской пріежжадъ съ подьячимъ патріарша
двора. Козма то не знаю, коего дра человѣкъ: въ явѣ уговариваетъ меня,
а втай подкрѣпляетъ, сице говоря: иротопопъ, не отступай ты старова
тово благочестія! Великъ ты будешь у Христа человѣкъ, какъ до конца
потерпитъ! Не гляди ты па насъ, что погибаемъ мы! И я ему говорилъ,
чтобъ онъ паки приступилъ ко Христу. И онъ говоритъ: нельзя, Никонъ
опуталъ меня! Просто молвить: отрекся предъ Никономъ Христа, какъ уже,
бѣдной, не сможетъ встать. Л, заплакавъ, благословилъ ево, горюна: болшн
тово нечево мнѣ дѣлать; то вѣдаетъ съ нимъ Богъ. Таже державъ меня въ Паѳнутьевѣ на чегіи десять недѣль, опять въ
Москвѣ свезли томнова человѣка, посадя на старую лошадь, приставъ со>
зади—побивай, да побивай; иное вверхъ ногами лошадь въ грязи упадетъ,
а я черезъ голову, и днемъ однымъ неремчали девяносто верстъ, еле живъ
дотащился до Москвы. На утро ввели меня въ крестовую, и стязався вла¬
сти со мною много, потомъ ввели въ соборную церковь; по херувимской въ
обѣдню, стригли и проклинали меня, а я сопротивно ихъ, враговъ Божіихъ,
проклиналъ, послѣ меня въ ту же обѣдню и дьякона Феодора стригли и
проклинали,—мятежно силно въ обѣдню ту было. И подержавъ на патрі-
арховѣ дворѣ, вывели меня ночью къ спалному крылцу, голова досхотрилъ
и послалъ въ тайнишные водяпые ворота; я чаялъ, въ рѣку посадятъ, ано
отъ тайныхъ дѣлъ шишъ антихристовъ стоитъ. Дементей Башмаковъ до¬
жидается меня, учаль мнѣ говорить: «протопопъ, велѣлъ тебѣ государь
сказать: не бойся ты никово, надѣйся на меня». И я ему поклонясь,—а
самъ говорю: челомъ, реку, бью на ево жалованье, какая онъ надежа мнѣ!
надежа моя Христосъ! Да и повели меня по мосту за рѣку; я идучи говорю:
не надѣйтеся на князя, на сыны человѣческія—въ нихъ же нѣсть спасенія
п прочая. Таже полуголова Осипъ Садовъ со стредьцамп повезъ меня къ Николѣ
на Угрѣшу въ монастырь; посмотрю, ано предо мною п дьякона тащатъ,
везли болотами, а не дорогою до монастыря, п привезше въ нолатку сту¬ Оідііігесі Ьу