Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

: [url=http://txt.drevle.com/text/borozdin-protopop_avvakum-1900/416]Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900[/url]
 

Содержание
OCR
78 дѣтьми. И я вострепеталъ, и сѣдши разсуждаю: что се видимое? и что
будетъ плаваніе? И се по мадѣ времени, по писанному, обяша мя болѣзни смертныя,
бѣды адовы обыдоша мя: скорьбь и болѣзнь обрѣтохъ. У вдовы начальникъ
отнялъ дочерь. И ааъ ноляхъ его, да же сиротину возвратитъ къ матери. I онъ, презрѣвъ моленіе ваше, воздвигъ на меня бурю, и у церкви, прншедъ
сонмомъ, до смерти меня задавили. И азъ лежалъ въ забытіи полчаса и
болши, паки оживе Божіимъ мановеиіеиъ. Онъ же, устрашася, отступился
мнѣ дѣвицы. Потомъ научилъ его діяволъ: цришедъ во церковь, билъ и
волочплъ меня за ноги по землѣ въ ризахъ, а я молитву говорю въ то
время. Таже инъ начальникъ въ оно время на мя разсвирипѣлъ,—прибѣжавъ
ко мнѣ въ домъ, бивъ меня и у руки, яко иесъ, огрызъ персты. И егда
наполнилась гортань ево крови, тогда испустилъ изъ зубовъ своихъ мою
руку и, меня покинувъ, пошелъ въ домъ свой. Азъ же, поблагодари Бога,
завертѣвъ руку платомъ, пошелъ къ вечернѣ. И на иути онъ же наскочилъ
на меня паки со двема пнстольми и запалилъ ис пистоли. И Божіимъ мано¬
веніемъ на полкѣ порохъ пыхнулъ, а пистоль не стрѣляла. Онъ же бросилъ
ея на землю и из другія запалилъ паки. Божія же воля такъ же учинила,
пистоль и та не стрелила. Азъ же прилѣжно, идучи, молюсь Богу, осѣнилъ
ево больною рукою и поклонился ему. Онъ меня даетъ, а я ему говорю:
благодать въ устнѣхъ твоихъ, Иванъ Родіоновичъ, да будетъ. Лосемъ
дворъ у меня отнялъ, а меня выбилъ, всево ограбя, и на дорогу хлѣба не
далъ. Въ то время родился сынъ мой Прокопей, что нынѣ сидитъ съ ма¬
терью и зъ братомъ въ землѣ закопанъ; азъ же, взявъ клюку, а мать не-
крещенова младенца, пошли зъ братьею и зъ домочадцы, аможе Богъ
наставитъ, а сами пошедъ запѣли божественныя пѣсни, евангельскую
стихѣру большимъ распѣвомъ: «на гору ученикомъ, идущимъ за земное
вознесеніе иредста Господь и поклонишася ему» всю до конца, а предъ
нами образъ несли. Пѣвцовъ въ дому моемъ было много, поюще со слезами
на небо взираемъ, а провожающій жители того мѣста, мужи и жены, и
отрочата, множество народа съ рыданіемъ плачюще и сокрущающе мое
сердце,—далече насъ провожали въ поле. Азъ же на обычномъ мѣстѣ ставъ
и хвалу Богу воздавъ, поученіе прочелъ и, благословя, насилу въ домъ ихъ
возвратилъ, а въ домашними впредь побрели, и на пути Прокопья крестили,
яко каженика Филиппъ древле. Егда же азъ прибрелъ къ Москвѣ, къ духовнику цареву, протопопу
Стефану и къ другому протопопу, къ Неронову Ивану, они же обо мнѣ
царю извѣстиша и съ тѣхъ мѣстъ государь меня знать началъ. Отцы же
з грамотою паки послали меня на старое мѣсто и я притащился: ано и
стѣны разорены моихъ храминъ. И я паки позавелся, а діаволъ и паки
воздвигъ бурю. ІІріидоша въ село мое плясовые медвѣди з бубнами и з
домрами, и я, грѣшникъ, по Христѣ ревнуя изгналъ ихъ, и хари и бубны Оідііііесі Ьу ѵ^оодіе