Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

: [url=http://txt.drevle.com/text/borozdin-protopop_avvakum-1900/326]Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900[/url]
 

Содержание
OCR
308' колышки: князь Хилковъ въ Тобольскѣ плачетъ, когда Авва¬
кумъ разсказываетъ ему о своемъ видѣніи; кн. Воротынскій
приходитъ къ окну темницы Аввакума въ Угрѣшскомъ мона¬
стырѣ, князя Ивана Хованскаго бьютъ батожьемъ за пристра¬
стіе къ старинѣ. Въ сочувствіи царя и бояръ раскольникамъ сказывается от¬
части и вліяніе терема, женской половины русскаго общества.
Женщины у Аввакума вообще отличаются большею религіоз¬
ностью и чувствительностью, чѣмъ мужчины, онѣ всегда являются
заступницами сторонниковъ древняго благочестія, страданія ко¬
торыхъ вызываютъ ихъ умиленіе. Аввакумъ постоянно находитъ
поддержку въ женщинахъ: ему покровительствуютъ жена н не¬
вѣстка воеводы Пашкова, отношенія къ нему Цѣхановицкой до¬
ходягъ до высокой степени религіознаго экстаза, въ Москвѣ у
него цѣлая большая группа ревностныхъ ученицъ изъ высшаго
класса, во главѣ которыхъ стоитъ Морозова; его вліяніе прони¬
каетъ въ теремъ царицы Марьи Ильиничны, такъ что у царя
съ царицей происходитъ великое нестроеніе, когда Аввакума
разстригаютъ. Такими красками рисуются у Аввакума участники религіозно-
національнаго движенія, совершавшагося у насъ въ половинѣ XVII
вѣка. Какъ отдѣльный эпизодъ, не имѣющій тѣсной связи съ
этимъ движеніемъ, является въ «Житіи » экспедиція Пашкова.
Воевода изображается жестокимъ самодуромъ, его отношенія къ
казакамъ и къ Аввакуму какимъ-то безтолковымъ и безцѣль¬
нымъ притѣснительствомъ. Съ Аввакумомъ онъ обращается чисто
по-звѣрски: «Пашковъ же, возведя очи свои на меня,—слово къ
слово, что медвѣдь морской бѣлой, жива бы меня проглотилъ ;
онъ ищетъ гибели протопопа, даже уѣзжая на Русь и разста¬
ваясь съ нимъ. Но и его беретъ иногда раскаяніе: такъ, когда
січ дощеникъ остановился на порогѣ Падунѣ, онъ «сѣлъ на
стулъ, шпагою подперся, задумался и плакать сталъ, а самъ
говоритъ: согрѣшилъ окоянной,—пролилъ кровь неповинну, на¬
прасно протопопа билъ: за то меня наказуетъ Богъ». Однако,
говоря о разставаніи съ Пашковымъ, Аввакумъ нѣсколько смяг¬
чаетъ мрачную картину отношеній воеводы такимъ замѣчаніемъ:
Девдть лѣтъ онъ меня мучилъ, или я его,—не знаю: Богъ раз¬
беретъ въ день вѣка». Съ большой благодарностью Аввакумъ
вспоминаетъ о своихъ покровительницахъ-боярыняхъ, женѣ и Оідііііесі Ьу Соо^іе