Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

: [url=http://txt.drevle.com/text/borozdin-protopop_avvakum-1900/157]Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900[/url]
 

Содержание
OCR
139 темонъ, говоря много, учнетъ грозить смертію. И я говорилъ:
смерть мужу покой есть, и смерть грѣхомъ опона; не грози мнѣ
смертію; не боюся тѣлесныя смерти, но развѣ грѣховныя. И паки
подпадетъ лестію. И пошедъ спросилъ: что, старъ, сказать госу¬
дарю? И я ему: скажи ему миръ и спасеніе и тѣлесное здравіе.
А въ 22-й день одинъ былъ, такъ говорилъ мягче отъ царя, со
слезами, а иное приграживалъ. И я въ тѣ поры смѣюся. И много
того было: много и Богъ посрамилъ отъ нашея худости: да что
съ ними дѣлаешь? А пошелъ Артемонъ одинъ, кланяется низен-
ко и прощается умилно въ правду. Аввакумъ же говорилъ: ты
ищешь въ словопреніи высокія науки, а я прошу у Христа мо¬
его поклонами и слезами: и мнѣ кое общеніе, яко свѣту со тмою
или Христу съ веліаромъ? И ему сгйдно стало, и противъ тово
всквозь зубовъ молвилъ: намъ де съ тобою не сообщно!» 73) Весь¬
ма понятно, что ни Симеонъ Полоцкій, ни А. С. Матвѣевъ не мог¬
ли столковаться съ Аввакумомъ: это были люди новаго напра¬
вленія, для которыхъ особенно важное значеніе имѣли доводы «на¬
уки», а этихъ доводовъ, несмотря на всю «остроту тѣлеснаго
ума», не могъ понять Аввакумъ, твердо стоявшій на почвѣ вѣ¬
ковыхъ, традиціонныхъ предразсудковъ. Ни уговоры, ни угрозы—ничего не могли подѣлать съ упря¬
мымъ протопопомъ7С) и, наконецъ, властя рѣшились отослать его
въ Пустозерскъ. Вмѣстѣ съ нимъ сосланы были романовскій попъ
Лазарь, дьяконъ Ѳеодоръ и инокъ Епифаній, которымъ предвари¬
тельно отрѣзали языки. Мат. У, стр. 81, 118. іа) Упорство Аввакума и другихъ расколоучитѳлѳЙ, вѣроятно, возбуждало
вв многихъ сочувственное къ нимъ отношеніе; такъ можно заключать по тѣмъ
легендамъ, которыя распространялись объ осудившемъ ихъ соборѣ. Одну инь
подобныхъ легендъ передаетъ дьяконъ Ѳедоръ въ посланіи къ своему сыну
Максиму: какой-то воинъ, стоявшій на стражѣ въ Кремлѣ, видѣлъ «на воадусѣ
сѣдаща сатану», окруженнаго русскими архіереями и «грекотурскимн патріар¬
хами», вмѣстѣ съ ними были Артамонъ Матвѣевъ и бояре, и всѣ они «утвер¬
ждали Никонову прелесть»; за разсказы объ атомъ видѣніи воинъ былъ сосланъ
«безъ вѣсти» (Мат. VI, стр. 240, 814). ОідііігесІ Ьу