Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке

Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900

: [url=http://txt.drevle.com/text/borozdin-protopop_avvakum-1900/142]Бороздин А.К. Протопоп Аввакум. Очерк из истории умственной жизни Русскаго общества в XVII веке. - СПб.:А.С.Суворин, изд.2-е, 1900[/url]
 

Содержание
OCR
124 Кромѣ того есть замѣчанія о нѣкоторыхъ обрядовыхъ вопросахъ,
яапр. объ одеждахъ духовныхъ лицъ. Въ концѣ второй выписки
мы находимъ такое обращеніе: «И мы, Михайловичъ, станемъ
поучатися, какъ намъ умерети, и умъ вперимъ къ Богу всегда,
да полезнѣе намъ будетъ тамо, егда обрящемся со Христомъ,
нежели съ риторикою славы ища, быти кромѣ Христа, молю
Бога ввечеръ и утро и полудни, еже бы тебѣ не желати рито¬
рики кичѳния ради, но искати распятаго Христа» &3). Это обра¬
щеніе «Михайловичъ», которое встрѣчается впослѣдствіи въ по¬
сланіи Аввакума къ царю изъ Пустозерска, даетъ основаніе
предполагать, что выписки именно предназначались для царя
Алексѣя Михайловича и послужили матеріаломъ для не дошедшей
до насъ челобитной. Эту челобитную Аввакумъ не могъ самъ подать по нездо¬
ровью, а послахъ ее съ Ѳедоромъ юродивымъ. «Онъ, разсказы¬
ваетъ Аввакумъ, съ письмомъ приступилъ къ Царевѣ каретѣ
съ дерзновеніемъ: и царь велѣлъ его посадить и съ писмомъ
подъ Красное Крыльцо,—не вѣдалъ, что мое; а опослѣ, взявше
у него письмо, велѣлъ его отпустить. И онъ, покойникъ, побы¬
вавъ у меня, паки въ церковь предъ царя пршпедъ, учаль юрод¬
ствомъ шаховать: царь же, осердясь, велѣлъ въ Чудовъ монас¬
тырь отослать. Тамъ Павелъ архимаритъ и желѣза на него на¬
ложилъ: и Божіею волею желѣзы разсыпалися на ногахъ предъ
людьми. Онъ-же покойникъ-свѣтъ, въ хлѣбнѣ той послѣ хлѣ¬
бовъ въ жаркую печь влѣзъ, и голымъ г....мъ сѣлъ на подъ
и, крошки въ печи побираючи, ястъ. Такъ чернцы ужаснулися
и архимариту сказали, что нынѣ Павелъ митрополитъ. Онъ же
и царю возвѣстилъ, и царь, пршпедъ въ монастырь, честно его
велѣлъ отпустить». Эта челобитная вызвала неудовольствіе царя Алексѣя Ми¬
хайловича. «Не любо имъ стало, говоритъ Аввакумъ, какъ опять
я сталъ говорить. Любо имъ, какъ молчу, да мнѣ такъ не со¬
шлось». А между тѣмъ высшія духовныя власти, видя сильный
успѣхъ пропаганды Аввакума, рѣшили принять мѣры противъ
него, или, какъ онъ выражается, «яко козлы пырскать стали»
на него,' просили государя о его высылкѣ, такъ какъ онѣ
«церкви запустошилъ». Однимъ изъ многихъ поводовъ для при- м) Мат. I, стр. 484—499. ОідШіесІ Ьу Ьоооіе