Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [url=http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/8]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/url]
 

OCR
которого апостол, как я сказал, разумеет под именем
плоти? Не тем человек сделался похожим на диавола, что
имеет плоть, которой диавол не имеет; а тем, что живет
сам по себе, т. е. по человеку. Ибо и диавол захотел
жить сам по себе, когда не устоял в истине; так что стал
говорить ложь, говоря от себя, а не от Бога, и стал не
только лживым, но и отцом лжи (Иоан. VIII, 44). Он
первый солгал. От него начался грех; от него же началась
и ложь.
Глава IV
Итак, когда человек живет по человеку, а не по Богу,
он подобен диаволу. Ибо и ангелу надлежало жить не по
ангелу, а по Богу, чтобы устоять в истине и говорить
истину от Бога, а не ложь от себя. И о человеке апостол
говорит в другом месте: "Если верность Божия возвышается
моею неверностью к славе Божией, за что еще меня же
судить, как грешника?" (Рим. III, 7). Неверность (ложь)
назвал он своею, верность же (истину) — Божией. Итак,
когда человек живет по истине, он живет не сам по себе,
а по Богу. Ибо это Бог сказал: "Я есмь путь и истина
и жизнь" (Иоан. XIV, 6). Когда же живет он по самому
себе, т. е . по человеку, а не по Богу, он несомненно
живет по лжи. Это не потому, что сам человек — ложь:
Виновник и Творец его есть Бог, Который ни в коем
случае не есть виновник и творец лжи; а потому, что
человек сотворен правым при том условии, чтобы жил не
по себе самому, а по Тому, Кем сотворен, т. е . исполнял
Его волю, а не свою. Жить же не так, как он сотворен
жить, и есть ложь. Ибо он хочет быть блаженным, не
живя так, чтобы быть блаженным. Что может быть лживее
подобного желания? Поэтому можно сказать, что всякий
грех есть ложь. Ибо грех бывает по той воле, по которой
мы желаем, чтобы нам было хорошо, или не желаем,
чтобы нам было худо. И вот является ложь: и из того,
что делается ради хорошего, происходит для нас дурное;
или из того, что делается ради лучшего, происходит для
нас худшее. Отчего это, как не оттого, что человеку может
8