Августин Аврелий. Творения. Том 4. О граде Божием. Книги XIV-XXII

Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада, оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В данном томе предложены заключительные книги философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [url=http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-4-1998/573]Августин Аврелий. Творения. Т.4. О граде Божием. Книги XIV-XXII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/url]
 

OCR
тела, а получить тело нетленное. И в каком, ставшим не­
тленным теле приличнее им наслаждаться веселием, как
не в том, в котором они стенали, когда оно было тленным?
В них не будет того лютого желания, которое, вторя
Олатону, влагает в них Вергилий, говоря:
И снова желать начинают в тела возвратиться*.
Такого, говорю, желания возвратиться в тела они не бу­
дут иметь, потому что тела, в которые они желали бы
возвратиться, они будут иметь с собою и будут иметь их
так, чтобы навсегда находиться с ними и никогда, даже
на самое короткое время, с ними не разлучаться вследст­
вие смерти.
Глава XXVII
Платон и Порфирий высказали каждый по одной такой
мысли, сообщив которые вместе, они сделались бы, пожа­
луй, христианами. Платон сказал, что души не могут быть
в вечности без тел; поэтому, по его словам, даже души
мудрецов после более или менее продолжительного време­
ни возвратятся к телам. Порфирий, напротив, говорит,
что чистейшая душа, возвратившись к Отцу, никогда уже
не вернется к настоящим бедствиям мира. Отсюда, если
бы Платон внушил Порфирию то, что представлял себе
правильно, т. е . что души даже праведников и мудрецов
возвратятся к человеческим телам, а Порфирий, со своей
стороны, передал бы Платону то свое верное представле­
ние, что святые души никогда не возвратятся к бедстви­
ям тленного тела, и притом так, чтобы каждый из них
высказывал не одну только какую-нибудь из этих мыслей,
а оба вместе и каждый в отдельности — ту и другую, то
из их воззрений, по моему мнению, выходило бы, что
души и возвратятся в тела, и получат тела такие, в кото­
рых будут жить блаженно и бессмертно. Ибо, по Плато­
ну, даже и святые души войдут в человеческие тела, а по
* Virg. Aeneid. VI, 751.
571