Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [url=http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/99]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/url]
 

OCR
троянские клятвопреступления наказывали, а римские —
любили. Ибо откуда бы иначе заговор Каталины приобрел
в таком обширном и столь развращенном городе такую
массу сторонников, "руки и язык которых питали клят-
вопреступлением и кровью сограждан"*. А столько сена-
торов, судивших не по совести, а весь народ на выборах
и в других делах, которые решались на его собраниях,
чем другим они согрешили, как не клятвопреступлением?
При крайнем развращении нравов древний обычай клятвы
сохранялся не для того, чтобы удерживать от злодейства
страхом религии, а для того, чтобы к другим злодействам
прибавлять и клятвопреступления.
Глава III
Итак, если боги, которыми, как говорят, держалось то
государство, оказываются побежденными более сильными
греками, то нет причины представлять их разгневанными
клятвопреступлением троянцев. Не рассердило их и до
такой степени, что они могли оставить Трою, и прелю-
бодеяние Париса, как стараются нам представить некоторые
их защитники. Ибо они привыкли быть пособниками и
учителями грехов, а не мстителями за них. "Город Рим,
как я слышал, — говорит Саллюстий, — основали и
удерживали за собою первоначально троянцы, которые,
бежав под предводительством Энея, бродили туда и сюда
без определенного пристанища"**. Поэтому, если бы боги
считали нужным отомстить за прелюбодеяние Париса,
божественная кара скорее всего обнаружилась бы на рим-
лянах или, по крайней мере, в том числе и на римлянах,
ибо прелюбодеяние совершила и мать Энея. Действительно,
на каком основании они отнеслись бы немилостиво к
постыдному делу того (Париса), если относились милостиво
к прелюбодеянию своей подруги Венеры, совершенному
ею (не говоря о других) с Анхизом, от которого она
* Sallust. de Catilinae conjurat. XIV.
** Ibid. VI.
97