Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [url=http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/293]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/url]
 

OCR
такого же количества богов, сколько насчитали этих видов
его действия и могущества. Он все побеждает и никем
не бывает побежден; он подает помощь нуждающимся;
имеет силу возбуждать, останавливать, давать твердую ус-
тойчивость, опрокидывать; он, как подпора, держит и
поддерживает мир; он будто сосцами или грудью питает
животных. В числе этих действий, как видим, есть и
важные, и пустые; тем не менее, и те и другие приписы-
ваются одному и тому же богу. Думаю, что причины и
начала вещей, ради которых они из одного мира решили
сделать двух богов, Юпитера и Януса, имеют между собою
гораздо более сходства, чем поддержка мира с кормлени-
ем грудью животных; и однако же, для двух последних
действий, столь различных между собою по силе и дос-
тоинству, они не нашли нужным вводить двух богов, а
оставили одного Юпитера, по одному действию названного
Подпорою, по другому — Румином. Я не скажу, что
давать грудь сосущим животным было бы более прилично
Юноне, чем Юпитеру, особенно ввиду того, что есть еще
богиня Румина, которая могла бы оказывать ей в этом
деле помощь и услуги. Думаю, что мне на это могли бы
ответить, что и сама Юнона есть не что иное, как тот
же Юпитер, на основании тех же стихов Валерия Сорана,
в которых говорится:
Юпитер великий, царей и богов прародитель,
Ты — матерь богов.
Но в таком случае зачем же назвали его и Румином,
когда при более внимательном исследовании быть может
оказалось бы, что он сам и есть та богиня Румина? Ведь
если то, что в одном и том же колосе на одного из богов
возложена забота о коленце растения, на другого — о
кожице зерна, по справедливости казалось недостойным
величия богов, то не гораздо ли более недостойно этого
величия, что для одной такой вещи низшего порядка,
каково кормление грудью животных, потребовалось могу-
щество двух богов, из которых один — сам Юпитер, царь
всего; и делает он это даже не со своею супругой, а с
291