Августин Аврелий. Творения. Том 3. О граде Божием. Книги I-XIII

Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998

Блаженный Августин (Sanctus Aurelius Augustinus) (354-430) — величайший из отцов древней Церкви (dostores ecclesiae) христианского Запада* оказавший огромное влияние на все дальнейшее развитие христианской мысли, этических взглядов и церковного устройства. В книге предложены первые тринадцать книг философско-теологического трактата «О граде Божием» — самого известного произведения, в котором сведены воедино основные положения разработанной им христианской доктрины, отчасти принятые всей христианской церковью, отчасти — только католической ее ветвью, а некоторые из положений (например, о предопределении в полном его объеме) — кальвинистской и рядом других протестантских церквей много веков спустя. В книге использованы переводы Киевской Духовной Академии начала XX века, выполненные профессорами Академии с большой текстологической тщательностью и с превосходным знанием церковно-богословских реалий раннего христианства. Тексты печатаются в современной редакции. Для самого широкого круга читателей.

: [url=http://txt.drevle.com/text/avgustin_avreliy-tvoreniya-3-1998/148]Августин Аврелий. Творения. Т.3. О граде Божием. Книги I-XIII. — СПб.: Алетейя; Киев: УЦИММ-Пресс, 1998[/url]
 

OCR
человек большой учености и пользующийся у них вели-
чайшим авторитетом: при составлении своих книг, одних
— о предметах человеческих, других же — о предметах
божественных, относя одни предметы, соответственно дос-
тоинству каждой вещи, к человеческим, другие — к
божественным, он поставил сценические игры отнюдь не
в разряд вещей человеческих, но именно божественных;
хотя, если бы общество состояло только из людей добрых
и честных, сценические игры не должны были бы нахо-
диться даже и в числе вещей человеческих. Так поступил
он, конечно, не по собственному усмотрению, а потому,
что, будучи рожден и воспитан в Риме, застал их в ряду
божественных предметов. А поскольку в конце первой
книги мы вкратце сказали о том, о чем следовало говорить
далее, и кое-что из этого изложили в двух последующих
книгах, то посмотрим, относительно чего ожидание наших
читателей остается еще неудовлетворенным.
Глава II
Итак, мы обещали сказать нечто против тех, которые
поражения Римской республики приписывают нашей ре-
лигии, и рассказать о тех, — какие только и насколько
могли припомниться, — бедствиях, которые обрушились
на Рим или на находящиеся под его властью провинции,
прежде чем запрещены были их жертвоприношения: все
эти бедствия они, несомненно, приписали бы нам, если
бы наша религия уже и тогда была им известна и запрещала
им, как теперь, их святотатственные культы.
Эту задачу мы постарались выполнить во второй и
третьей книгах, во второй — когда говорили о зле
нравственном, которое следует почитать злом или един-
ственным, или величайшим, а в третьей — когда шла
речь о бедствиях, которых одних страшатся люди глупые
(т. е. о бедствиях телесных и внешних, которые весьма
часто терпят и люди добродетельные); между тем как то
зло, которое делает их самих злыми, они переносят не
только терпеливо, но и охотно. И как мало сказали мы
146